Лик Фемиды. Гордиевы узлы рынка юридических услуг

Рынок юридических услуг ничем и никем не регулируется. Его стихийность порождает множество мошеннических схем и массовый непрофессионализм, а клиенты не могут быть застрахованы от провала. На фасаде всеобщий дефицит доверия. Рынок имеет комплекс системных проблем – гордиев узел, разрубить который можно только через титаническое усилие – интеграцию игроков в ассоциацию, способную объединить и устроить абсолютное большинство. Но на пути к консолидации всегда стоят барьеры внутриотраслевой конкуренции.

Даже для поверхностного понимания структуры рынка необходима сегментация минимум в двух плоскостях – разделение на виды юридических услуг и организации, их предоставляющие. Как и в медицине, где в разрезе специализаций существуют десятки врачей различных профилей, услуги которых в разной степени сложны и дороги, в юриспруденции имеется множество направлений, каждое из которых требует особой квалификации.

Структурное разделение можно представить в виде трех блоков.

Первый – это казахстанские частные адвокаты и юристы, причем в следующем порядке:

  1. Мнимые юристы – без образования, чаще всего психоаналитики, которые успокаивают и говорят клиенту ровно то, что он хочет слышать, а когда дело провалено, ссылаются на коррупцию.
  2. Адвокаты без особого опыта или с плохой, но скрытой репутацией.
  3. Адвокаты с репутацией и опытом, в большинстве случаев ассоциированные в союзах и коллегиях, но иногда и одиночки.

Второй блок местные казахстанские юридические фирмы.

  1. Однодневки или новички с особыми амбициями, но небольшим опытом.
  2. Юридические фирмы, предоставляющие узкий спектр услуг в силу небольшого количества сотрудников и часто – отсутствия опыта ведения крупных дел.
  3. Крупные казахстанские компании с качественным штатом, опытом и историей, где несколько партнеров-профессионалов генерируют финансовую активность за счет своей личной репутации.

Культура покупок юридических услуг в Казахстане отсутствует.

Третий международные фирмы.

  1. Представительства международных фирм из 2-3 партнеров, часто не владеющих языком страны, на котором написаны акты и законы, привлекающие местных юристов внаем, а клиентов – именем и статусом международной фирмы. Клиенты – иностранные компании.
  2. Крупные международные фирмы с несколькими партнерами – опытными казахстанскими профессионалами, владеющими иностранными языками и получившими качественное образование. Клиенты – в подавляющем большинстве иностранные компании.

Разумеется, существует множество промежуточных структур – симбиозных организаций в той или иной форме и переходном периоде.

Каждый из вышеуказанных сегментов можно разделить по ценовой шкале – разные категории юристов и фирм берут за свои услуги разные деньги, что на первый взгляд закономерно, но при этом страдает потребитель. Причем именно качественный потребитель – клиент, готовый платить за результат, а не ищущий экономии. Первый может не угадать с фирмой, соблазнившись рекламным трюком и психологически выверенным с точки зрения науки продаж отношением, а ищущий экономии проиграет априори, ведь качественный товар дешево стоить не может.

В общем смысле культура покупок юридических услуг в Казахстане отсутствует. В развитых экономиках принята почасовая оплата труда юриста, у нас клиент совсем не понимает такой формы оплаты. Часто подстраиваясь под эту конъюнктуру, низкоквалифицированные или нечестные юристы берут, например, $500 в месяц и ведут дело максимально долго в пределах разумной допустимости.

Опять же, у всех компаний и частных юристов разные формы оплаты за разные услуги. Международные фирмы чаще всего берут почасовую оплату у иностранных компаний, которые привыкли и понимают специфику бизнеса, принимая во внимание, что юристы тоже платят НДС, КПН, пенсионные и прочие обязательные отчисления.

В отрасли существует множество других проблем, решение которых не на поверхности и решить их, по мнению крупных игроков, может только консолидация усилий всех участников рынка.

17_NB(45)


Курмангазы Талжанов, управляющий партнер международной юридической фирмы Integrites, Казахстан
Курмангазы Талжанов, управляющий партнер международной юридической фирмы Integrites, Казахстан

– Существует несколько основных проблем в нашем деле. Первая – в Казахстане нет единых стандартов оказания юридических услуг, рынок не регулируется. Чтобы быть юристом, достаточно иметь диплом о высшем образовании, и все. Опыт не важен. А например, в США или Великобритании действуют профильные ассоциации. Они выдают лицензию юристу, но перед этим серьезно экзаменуют и в дальнейшем мониторят его деятельность. Такие организации и регулируют отрасль. Если какой-то юрист обманул клиента или ввел в заблуждение суд, то тут же становится кандидатом на отзыв лицензии. И ни одна юрфирма не возьмет такого на работу.

У нас уже действует коллегия юристов – Kazakhstan Bar Association, в которую входят крупные юрфирмы, адвокаты и корпоративные юристы. Ее цель – объединять участников юридического рынка, вырабатывать правила игры. Чтобы клиенты, ориентируясь на мнение ассоциации, могли получить качественную юридическую помощь. Однако наше законодательство не наделяет профильные ассоциации влиянием, потому рынок развивается стихийно. В то же время отмечается тенденция, когда государство все больше будет привлекать профессиональных юристов к законотворческой деятельности.

Время требует от юристов более узкой специализации. Западный рынок к этому пришел 100-150 лет назад.

Вторая проблема – специализация. Многие юристы в нашей стране консультируют клиентов по любым вопросам. Но такая «универсальность» не может долго оставаться на рынке, потому что знания юристов в таких случаях чаще поверхностные, и они не дают полноценного результата. Сейчас время требует от юристов более узкой специализации, например, в недропользовании, корпоративном праве и т.д. Западный рынок к этому пришел еще 100-150 лет назад. Если у нас есть юристы-специалисты по медицине и фармацевтике, то в Европе и Америке они еще будут делиться на добрый десяток специализаций: юристы по работе с хирургическими ошибками, неправильному назначению лекарств и т.д. Наш рынок только на пути к этому. В ближайшие пять лет, я думаю, казахстанские юрфирмы будут объединяться, уходить в более узкую специализацию, чтобы быть сильнее и еще эффективнее конкурировать с иностранными. Это сейчас наблюдается на глобальном рынке.

17_NB(47)

Третья проблема – в Казахстане нет национальных рейтингов юридических компаний. Хотя на Западе это давно поставлено на поток. Деятельность юрфирм должна ежегодно исследоваться национальными экспертами на локальном уровне. На основе рейтинга клиентам проще решать, с какой компанией работать. Пока же в Казахстане рейтинги составляют иностранные консалтинговые агентства.

Еще есть проблемы вне отрасли, которые непосредственно влияют на юридические компании. Во-первых, коррупция. И это не только взяточничество, но и халатное отношение чиновников к своим обязанностям, небрежность, злоупотребление полномочиями. Все это – большая непробиваемая стена для юристов, которые пытаются помочь национальным и иностранным инвесторам делать вклад в экономику Казахстана, привозить технологии.

Юридический рынок до кризиса оценивался в $60-100 млн, однако в прошлом году обороты юрфирм упали на 50-60%.

Во-вторых, бюрократизм. Зачастую бывает, что никто не хочет брать ответственность за решение вопросов. Приведу пример. Год назад таможня Казахстана остановила 600 вагонов с ГСМ нашего клиента, которые он вез транзитом из России в Кыргызстан. Проблема была в неправильно оформленных документах. По закону таможня должна была продержать вагоны только три дня, но на деле все получилось не так. Мы участвовали в большом количестве судебных процессов, написали более 100 писем в разные ведомства. В итоге 41 вагон выпустили, а остальные стоят до сих пор. Компания несет огромные убытки, в том числе репутационные. Но никто ничего не хочет решать. Все это бьет по бизнесу и репутации страны.

Иностранцы часто жалуются: почему в Казахстане такие суды, такая правовая система? Система, с одной стороны, хочет развивать бизнес в глобальной борьбе за инвестиции, а с другой – его губит. При этом чиновники с высоких трибун говорят о развитии транзитного потенциала страны. А как мы сможем заработать деньги на транзите, если иностранные партнеры не будут нам доверять?

Уважение к закону в Казахстане должно быть на уровне фанатизма. Как в развитых странах, например, в Сингапуре, где от работающей правовой системы экономика только выигрывает во всех отношениях. Или, допустим, возьмем Великобританию. Эта страна экспортирует свою правовую систему по всему миру и только на этом зарабатывает сотни миллиардов фунтов стерлингов в год. Большинство бизнесменов при заключении международных контрактов указывают в договорах, что споры по ним будут решаться по английскому праву и в судах Великобритании. Это касается и казахстанских фирм, потому что они доверяют британской Фемиде.

В список недостатков я бы добавил следующую глобальную проблему – недобросовестность чиновников, судей, инвесторов, населения, юридических компаний, самих хозяйствующих субъектов. Если бы добросовестность была одним из основополагающих принципов нашего общества и бизнеса, многие проблемы решались бы сами по себе.

Еще один камень преткновения – низкая либо невысокая правовая грамотность населения и бизнеса. И тут же добавлю еще и юридическое образование. К сожалению, его качество оставляет желать лучшего. Практика оторвана от теории. Только единицы выходят из вузов по-настоящему подготовленными к работе. А в основном выпускники, даже отличники, не могут объяснить элементарные вещи. Для сравнения, в США студенты юридических школ начинают учиться с разбора реальных дел.

Рынок юридических услуг немаленький. На нем присутствуют 25-30 основных игроков, из которых 10 отечественных. Также работают более 250 мелких и средних фирм. Мониторинг стоимости рынка никто не ведет. Каких-то статистических данных тоже нет. Недавно я слышал от руководителя одной из компаний, что в целом рынок консалтинговых услуг оценивается сегодня в $150 млн. Юридический рынок до кризиса составлял $60-100 млн. Однако в прошлом году обороты юрфирм упали на 50-60%. Рынок, наверное, расти пока не будет. Многие компании остановили деятельность или сокращают штат. Сейчас отмечается множество споров между компаниями в судах – многие перестали платить по договорам. Также отмечаются сделки по слияниям и поглощениям: сильные игроки покупают более слабых, причем за недорого. А некоторые владельцы просто продают бизнес. При этом из-за санкций в адрес России многие компании из РФ, Украины и Беларуси сейчас регистрируются в Казахстане.

Профессиональные юристы и адвокаты страдают от нашествия не совсем компетентных в вопросах права лиц.


Айгуль Кенжебаева, управляющий партнер международной юридической фирмы Dentons, Казахстан
Айгуль Кенжебаева, управляющий партнер международной юридической фирмы Dentons, Казахстан

 – Рынок юридических услуг традиционно понимают как состоящий из услуг, оказываемых адвокатами и не-адвокатами. Здесь кроется неточность, которая сказывается на неразберихе в вопросе о рынке юридических услуг. По закону «Об адвокатской деятельности» адвокаты оказывают не услуги, а правовую помощь. Из числа не-адвокатов юридические услуги также оказываются юристами госорганов, предприятий и организаций (так называемые In-house counsel), но их деятельность вряд ли можно отнести именно к деятельности на рынке юридических услуг, так как отношения между такими юристами и их клиентами сводятся к трудовым. Следовательно, когда мы говорим о рынке юридических услуг, то имеем в виду деятельность профессиональных консультантов, объединенных или не объединенных в юридические фирмы, оказывающих юридические услуги населению и юридическим лицам в качестве предпринимательской деятельности в пределах, установленных законом.

Рынок юридических услуг в Казахстане сложился стихийно. Не существует никакого его регулирования, что негативно сказывается на доверии общества к профессии юриста. Способности законов к регулированию рынка существенно ограничены. Введение госрегулирования в этой сфере тоже непродуктивно, так как потребовало бы значительных усилий со стороны госорганов (лицензирование ранее действовало, но было отменено) и могло бы привести к подрыву самого существования юридической профессии как независимой от государства. Рынок самостоятельно продиктовал единственно возможный путь – саморегулирование. Так появилась коллегия коммерческих юристов Kazakhstan Bar Association. Данная инициатива как нельзя лучше вписывается в задачу, поставленную президентом страны в программе «Сто конкретных шагов». Шаг №97 прямо говорит о передаче несвойственных государству функций в конкурентную среду и саморегулируемым организациям.


Михаил Кленчин, юрист, член коллегии Kazakhstan Bar Association
Михаил Кленчин, юрист, член коллегии Kazakhstan Bar Association

– Казахстанский рынок юридических услуг сегодня находится если не в кризисе, то точно не в самом своем расцвете. И тому несколько причин. В первую очередь, профессиональные юристы и адвокаты страдают от нашествия не совсем, скажем так, компетентных в вопросах права лиц, которые порой не имеют даже юридического образования, но активно предлагают свои услуги. И речь вовсе не о конкуренции. Проблема в том, что в результате «правозащитной» активности таких деятелей причиняется вред в первую очередь интересам их же доверителей, проигрываются дела в результате чудовищных и глупейших ошибок, допущенных такими горе-специалистами.

Юридические услуги – очень специфический продукт и неопытному человеку сложно оценить качество работы того или иного юриста, поэтому нередки случаи не только безграмотной и вредительской работы, но и мошенничества. Это отрицательно сказывается на репутации и имидже профессии. Причем нередко, отказываясь признавать свою некомпетентность, такие «правозащитники» пытаются переложить ответственность, сообщая клиенту ложные сведения о том, что дело проиграно из-за того, что судья получил взятку, а сами они все делали правильно.

Именно поэтому я полностью поддерживаю последние изменения в Гражданском процессуальном кодексе на запрет представления интересов в суде без наличия диплома о высшем юридическом образовании. Но и этого мало. Думаю, следует вернуть лицензирование юридических услуг, которые, являясь видом предпринимательской деятельности, не имеют ничего общего с адвокатской деятельностью, но очень востребованы.

Жомарт Асенканов

ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB