В последнее время в СМИ все чаще встречаются новости, рассказывающие о росте объемов расчетов в юанях: «за II полугодие 2013-го и I полугодие 2014-го объем депозитов в юанях в Южной Корее вырос в 55 раз», «доля юаня в международных платежах выросла с 0,6% до 2,2% за два года», «Центробанк подписал с Народным банком Китая соглашение о валютном свопе». Связаны ли все эти новости между собой? Стоит ли нам, казахстанцам, обращать на них особое внимание? И может, бизнесу уже надо готовиться к изменениям в структуре международных платежей?

Очевидно, что роль юаня в международных расчетах растет. Но для того чтобы ответить на все эти вопросы, необходимо в первую очередь более детально ознакомиться с историей китайской валюты.

Работа над деньгами

Как и все, что связано с Поднебесной, китайские деньги имеют богатую древнюю историю. Примерно в 210 году до нашей эры первый китайский император Цин Ши Хуанди, чей покой сегодня охраняет терракотовая армия, ввел единую для всей страны медную монету. До этого каждое из китайских царств имело свои деньги. Первые бумажные деньги также придумали в Китае в IX веке нашей эры.

В современном виде юань появился в 1949 году с образованием Китайской Народной Республики, при этом официальное название китайской валюты – жэньминьби, что в переводе означает «народные деньги». Слово «юань» более распространено в обиходе.

Начавшийся в 1980-х интенсивный промышленный рост Китая существенно повлиял на усиление роли, а также курса юаня. Так, в отличие от валют многих развивающихся стран, юань значительно укрепился по отношению к доллару США (рис. 1). При этом китайские власти активно сдерживают укрепление курса юаня, так как дешевая валюта способствует росту конкурентоспособности местных товаров на мировых рынках. За сдерживание роста курса юаня власти КНР неоднократно подвергались критики со стороны США.

Рис. 1. Средний официальный курс USD/CNY

30135

Но особенно быстро роль китайской валюты в качестве инструмента для международных расчетов возросла после того, как Народный банк Китая решил вывести расчеты в юанях за пределы КНР. Первым шагом стал запуск расчетной системы в юанях в Гонконге в 2006 году. После этого Китай быстрыми темпами начал развивать роль своей валюты в международных расчетах и весьма в этом преуспел.

На данный момент более 1 тыс. финансовых институтов из 90 стран мира используют юань для расчетов. Центральные банки 28 государств подписали соглашения валютного свопа с Народным банком Китая, что позволяет осуществлять прямой обмен валют без участия доллара или евро. В числе партнеров не только соседи КНР – Казахстан, Россия, Беларусь (через Евразийский экономический союз), Таиланд, Корея, но и страны Еврозоны, Великобритания, а также Швейцария. Более того, даже такие удаленные от Китая государства, как Бразилия, Аргентина и Новая Зеландия подписали подобные соглашения.

Соглашение валютного свопа позволяет Народному банку Китая и центральному банку страны-партнера обменивать напрямую заранее оговоренные объемы валют. То есть два центробанка как бы открывают друг другу кредитные линии в своих валютах, для того чтобы компании из двух стран могли занимать иностранную валюту для торговли напрямую, без участия доллара или евро. Например, тенге за юань и наоборот. Общий объем валютных свопов в юанях превышает 3 трлн юаней, или около $480 млрд.

Рис. 2. Использование юаня в международных расчетах

30143

Но не стоит искать здесь тайное желание «насолить» США и подорвать могущество доллара. Это в первую очередь стремление снизить расходы на конвертацию за счет исключения комиссий на приобретение третьей валюты и минимизировать валютные риски.

В топ-5 за два года

Результаты активности Народного банка Китая и крупных банков КНР подтверждаются данными системы SWIFT. По итогам декабря 2014 года юань занял пятую позицию по проведенным международным расчетам (рис. 2). Впереди только американский доллар, евро, фунт и йена. Хотя пятое место кажется несущественным для валюты крупнейшей «мировой фабрики», но всего лишь два года назад юань был на 13-м месте, так что прогресс впечатляет.

Интересен тот факт, что только две крупные индустриальные державы не подписали соглашение валютного свопа – США и Япония. Похоже, что руководство этих стран чувствует растущую конкуренцию со стороны юаня и не стремится принять участие в развитии международных расчетов в китайской валюте.

Но самое интересное нас ждет впереди. Если сейчас международные расчеты в юанях происходят через ряд клиринговых банков в Гонконге, Лондоне, Люксембурге, Франкфурте и других городах, то уже в следующем году ожидается запуск China International Payment System (CIPS), которая призвана упростить данный процесс. Кроме того, это существенный шаг в становлении юаня в качестве резервной валюты.

Развивая международные банковские расчеты, китайские финансисты не забывают и о простых людях. Карточная система China union pay (CUP) проводит активную зарубежную экспансию. Сегодня это крупнейшая платежная система по количеству выпущенных карт – 3,8 млрд. В 143 странах мира принимаются карты CUP, более 65 финансовых организаций в 17 странах мира выпускают такие карты, и это число постоянно растет.

В Казахстане на данный момент карты CUP выпускают три банка – Сбербанк, Народный банк и АТФ. Использование карт данной системы особенно выгодно для поездок в Китай, так как все банкоматы и POS-терминалы в Поднебесной принимают CUP, а вот Visa и MasterCard расплатиться получается не везде. Лично меня однажды очень выручило наличие карты China union pay: находясь в Пекине, я попал под сильный дождь, пришлось в срочном порядке покупать куртку в небольшом по китайским меркам торговом центре, где имелись только POS-терминалы CUP.

Новые пути

Но какое значение все эти глобальные процессы имеют для Казахстана? Существенное, ведь Китай – это не только граничащая с нами страна, но также второй по значимости рынок для казахстанского экспорта и третий – как поставщик импорта (рис. 3).

Кроме того, Казахстан и Китай активно развивают проект Нового шелкового пути, который призван значительно расширить транзитный потенциал нашей республики и ускорить перевозку грузов из Китая в Европу (альтернатива перевозкам морем). Для КНР этот проект крайне важен из-за необходимости развития западных регионов Китая, в особенности Синьцзян-Уйгурского автономного округа. Ведь Западный Китай традиционно уступает восточным, а особенно юго-восточным регионам в уровне экономического развития, в том числе из-за удаленности от моря.

Рис.3. Структура экспорта и импорта РК, 2014г.

30152

Нельзя не признать, что этот проект уже продемонстрировал некоторые существенные результаты. Во-первых, серьезный толчок к развитию получила казахстанская транспортная система в виде автодороги Западная Европа – Западный Китай. Во-вторых, уже запущены контейнерные поезда из китайского порта Ляньюньган до Алматы. Совместный казахстанско-китайский терминал был создан по инициативе Нурсултана Назарбаева в мае 2014 года. Помимо прочего, частью плана по развитию торговли между Казахстаном и КНР является строительство сухого порта и логистических терминалов в международном центре приграничного сотрудничества «Хоргос».

Но развитие транспортной и торговой инфраструктуры будет неэффективным без улучшения инфраструктуры финансовой. Именно поэтому Казахстан активно налаживает финансовые связи с Китаем. Нацбанк РК заключил соглашение валютного свопа с Народным банком Китая на 200 млрд тенге, или 7 млрд юаней. Кроме того, на Казахстанской фондовой бирже в сентябре 2014 года начаты прямые торги тенге–юань. Таким образом, сегодня KASE предоставляет возможность напрямую за тенге покупать четыре вида валюты – доллар США, евро, российский рубль и юань.

Возможность покупать юань за тенге и развитие корреспондентских отношений с банками Китая дают возможность казахстанским компаниям и их китайским партнерам существенно снизить расходы по финансовым операциям.

Во-первых, за счет отсутствия двойной конвертации – из тенге в доллар и из доллара в юань. Во-вторых, за счет более низких комиссий по переводам в юанях. Как правило, переводы в китайской валюте осуществляются напрямую в банки КНР. В то время как переводы в долларах и евро, прежде чем попасть на счета в китайских банках, проходят через банки-посредники в Европе и США. В-третьих, для казахстанских компаний, закупающих товары в КНР, может стать преимуществом готовность китайских партнеров предложить скидки за осуществление платежей в юанях. По результатам опроса, проведенного HSBC в Китае, на такой шаг готовы пойти более 50% компаний Поднебесной.

Таким образом, можно с уверенностью сказать, что за юанем большое будущее. Китайское правительство предпринимает последовательные шаги, направленные на укрепление роли юаня и получение им статуса резервной валюты. А как показывает практика, если китайские власти что-то задумали, они этого добьются. Вполне вероятно, что уже в среднесрочной перспективе казахстанцы для операций с КНР будут использовать юань на таком же уровне, что и рубль сейчас для операций с Россией. И даже «челноки» для покупки товаров на рынках Китая станут использовать карты вместо барсеток с долларами.