Прошлый год прошел для горно-металлургического сектора под знаком инерции и самоанализа, перепроизводства и снижения цен. Несмотря на все напасти, тройка лидеров отечественного ГМК осталась прежней, чего, конечно, не скажешь об их доходах.

Кто-то теряет, а кто-то находит

ENRC заработала в 2013-м $6,4 млрд, или на 16,6% меньше, чем годом ранее. Kazakhmys зафиксировал падение доходов на 7,6% – до $3,1 млрд, «Казцинк» – на 10,7%, до $2,6 млрд. При этом можно сказать, что для первых двух участников рынка 2013-й стал годом преобразований. ENRC решила пойти по пути частной компании – 25 ноября прекратила листинг акций на Лондонской фондовой бирже, 27 декабря – на казахстанской KASE. Эксперты связали такой шаг с неоднократными нарушениями корпоративного управления и обвинениями топ-менеджмента компании в коррупции. Однако председатель совета директоров Eurasian Resources Group (ей теперь принадлежит около 99,81% акций ENRC) Александр Машкевич объясняет все несколько иначе: частной компанией легче управлять, «она более мобильная, более эффективная и более дисциплинированная».

Так или иначе, но за годы пребывания на LSE ENRC значительно подешевела – если в 2007-м ее капитализация составляла $11 млрд, то к моменту делистинга акции компании упали почти на 60%.

Зато Kazakhmys в прошлом году наконец-то избавился от балласта – не было бы счастья, да «несчастье» помогло. Как известно, по итогам 2012-го медный гигант зафиксировал убытки от обесценивания инвестиций в ENRC в размере $2,2 млрд. За 26%-ную долю в Eurasian Natural Resources Corporation Kazakhmys получил $887 млн и 77,041 млн своих акций. Таким образом, каждая акция ENRC была оценена примерно в $3,73, а вся компания – в $4,84 млрд. Совет директоров Kazakhmys, конечно, заявил, что стоимость ENRC и активы компании могут быть недооценены, но пришел к выводу, что «перспективы на получение более выгодных условий по предложению отсутствуют». К тому же улучшение стоимости пакета акций ENRC в краткосрочной и среднесрочной перспективе маловероятно, а риск, сопряженный с последующим снижением стоимости компании, значителен.

p33Расквитавшись с неудачным «браком», медный гигант продолжил реорганизацию, которая завершилась уже в этом году. Публичная компания была переименована в KAZ Minerals Plc – ей отошли производственные активы в Восточном Казахстане, рудник Бозымчак в Кыргызстане, а также основные проекты по расширению производства – Бозшаколь, Актогай и Коксай. Предприятия Карагандинской, Жезказганской и Балхашской производственных площадок переданы частной компании Cuprum Holding.

При этом по итогам прошлого года акции Kazakhmys, торгуемые на LSE, подешевели на 61,25% (для сравнения: бумаги ENRC упали на 19,58%). Помимо невыгодной оферты, давление на них оказали снижающиеся показатели рентабельности активов компании – в 2013-м этот показатель был равен отрицательным 22% против плюсовых 8,66% годом ранее. Затраты на добычу растут, содержание меди в руде снижается, мировую конъюнктуру сложно назвать благоприятной – эти факторы негативно сказываются на прогнозах стоимости KAZ Minerals Plc, однако планируемый запуск крупных низкозатратных проектов позволит компании решить ряд проблем.

 

p22Black metal не в моде

Неудачным выдался прошлый год и для компаний чермета – надежды на серьезное увеличение потребления и цен рассыпались, как карточный домик. Лавировать пришлось в условиях жесткой конкуренции и переизбытка мощностей. Казалось бы, потребление стали в мире медленно, но растет: в 2012 году – на 2%, в 2013-м – на 3,8%, в 2014-м World Steel Association (WSA) ожидает увеличения еще примерно на 2%. Однако цифры далеко не так позитивны, как может показаться на первый взгляд. Объем мирового производства стали в 2013-м достиг очередного рекордного показателя – 1,61 млрд тонн, увеличившись по сравнению с 2012 годом на 3,5%. На Китай пришлось 779 млн тонн. При этом едва ли ни четверть мощностей чермета простаивала. Не лучше обстояли дела и в сегменте железорудного сырья. Замедление темпов роста в Китае продолжает дестабилизировать рынок. Практически все проекты, реализуемые в отрасли последние несколько лет, были рассчитаны на сохранение спроса со стороны Поднебесной – крупнейшего импортера продукции чермета – на уровне около 10%. Сегодня он в разы меньше. В 2014 году, по прогнозам WSA, рост потребления стали в КНР и вовсе замедлится до 1% (748,3 млн тонн).

 

p11

Выпуск продукции черной металлургии в Казахстане снизился по итогам прошлого года на 9,2%. Достаточно привести такой пример: этой весной, по данным Республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий, впервые за много лет отечественные предприятия чермета не провели ни одной сделки по железорудным окатышам. «АрселорМиттал Темиртау» (АМТ), лишившийся в прошлогоднем рэнкинге NB500 почетного третьего места, продолжает пребывать на четвертой строчке списка крупнейших компаний Казахстана, однако доходы сталелитейного гиганта упали в 2013-м почти на 15%. Кроме мировой конъюнктуры, на результаты повлияла нестабильная работа доменных печей и высокая аварийность на производствах первого передела. За год на предприятии произошло восемь аварий, в том числе одна крупная – 26 июня обрушилась дымовая труба на коксохимпроизводстве.

Острой проблемой местного характера для отечественных компаний чермета остается высокая потребность в металлоломе. Металлурги и ломозаготовители не могут найти общий язык, а потому последние не торопятся поставлять сырье на внутренний рынок. С учетом планов по наращиванию производства, согласно официальным прогнозам, к 2015 году спрос на металлолом в Казахстане достигнет порядка 6 млн тонн, притом что дефицит лома на внутреннем рынке может превысить 2 млн тонн. Учитывая нужды металлургов, правительство в 2013-м ввело запрет на экспорт черного лома, в итоге продлившийся до конца этого года. Однако панацеей подобную меру назвать сложно. Ломозаготовители жалуются на демпинговые цены отечественных металлургов, которые на фоне не снижающейся стоимости процессов сортировки и транспортировки провоцируют падение объемов сбора. Если учесть, что на рынке заготовки лома заняты порядка 40 тыс. человек, из которых 35 тыс. работают в мелких приемных пунктах, проблема может принять серьезный масштаб. Да и теневой экспорт отменить невозможно – в соседней России тонна нашего металлолома еще до заградительных мер стоила в 1,5 раза дороже, чем внутри Казахстана. В итоге, по данным Республиканского союза промышленников вторичной металлургии, в страны Таможенного союза сегодня нелегально вывозится до 80 тыс. тонн лома в месяц.

Программные горизонты

В 2013 году Казахстану, несмотря на сгущающиеся тучи, в целом удалось сохранить положительную динамику промпроизводства. По данным статистического комитета министерства национальной экономики, годовой рост в горнодобывающей промышленности, с учетом нефтянки, составил 3,3%. Добыча металлических руд в ценовом выражении выросла на 6,9% – до 789,8 млрд тенге – за счет цветмета (535,4 млрд тенге, +9,1%,), а вот железная руда опустилась на 1,3% до 254,5 млрд тенге. Для металлургии год завершился несколько хуже – с результатом 1,75 млрд тенге сектор просел на 4,4%. Производство основных благородных и цветных металлов снизилось на 1,2% – наибольшее падение (4,1% в натуральном выражении, до 352 061 тонн) пришлось на рафинированную медь. Как известно, с сентября прошлого года корпорация «Казахмыс» закрыла на реконструкцию Жезказганский медеплавильный завод, запланировав его запуск по технологии гидрометаллургии на 2018-й. В чермете годовое производство сократилось на 9,2%. Сильнее прочих в натуральном выражении просели нерафинированная сталь (-7,2% до 3,5 млн тонн), плоский прокат (-5,2% до 2,3 млн тонн) и чугун (-2,7 до 2,6 млн тонн).

Упасть сильнее ГМК во многом не позволила господдержка сектора.

Только в рамках Карты индустриализации с 2010 года в отрасли было реализовано 50 проектов, в том числе 8 – в прошлом году. В денежном выражении за четыре года объем производства металлургической промышленности вырос с 1,57 трлн до 1,77 трлн тенге.

Дальнейшая траектория развития сектора прописана в программе индустриально-инновационного развития на грядущие пять лет. Согласно документу, до 2019 года в чермете фокус будет сделан на освоение производства высококачественного сырья для получения стали, выработку ее новых видов и расширение сортамента высоколегированной стали. Предусмотрено производство и новых видов ферросплавов. В цветмете госполитика будет направлена на расширение производства базовых металлов: меди, золота, титана, алюминия, а также на увеличение объемов производства катанки, проволоки, проката, профиля и сплавов, фольги, ювелирных изделий и изделий для смежных отраслей. Всего на эти цели планируется направить около 1,2 трлн тенге.

Мнение

Дмитрий БАРАНОВ, ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент» (Россия).

– Наиболее подходящий термин для описания ситуации в мировой металлургии в 2014 году – неопределенность. Причем она наблюдалась повсеместно: в разных сегментах отрасли и в разных странах. Спрос на конкретные виды металлопродукции увеличивался на одних рынках и снижался на других, производство то увеличивалось, то сокращалось, цены то росли, то снижались. И такая картина сохранялась на протяжении всего года. Понятно, что в первую очередь это объясняется нестабильностью в мировой экономике, традиционными колебаниями спроса и предложения. Но и геополитическая ситуация в мире оказывала существенное влияние на отрасль: были приняты решения, которые оказали воздействие, если не на весь сектор, то на некоторые предприятия. В 2014 году не было какого-то единого движения вверх или вниз. Именно разнонаправленное, отчасти хаотичное движение отрасли, причем за весьма короткий промежуток времени, и стало главным трендом в мировой металлургии в уходящем году.

Сейчас ситуация в ГМК непростая, но это совершенно не означает, что такой она останется и в будущем. Не стоит забывать: металлургия – это та отрасль, которая переживет любые кризисы и справится с любой ситуацией. Без металла в нашей жизни практически не обойтись. Что бы мы ни производили, металл есть почти во всех привычных для нас товарах, а в тех товарах, где его нет, он использовался при их изготовлении. Нулевым спрос на металлы не станет, как минимум, в течение предстоящих нескольких десятилетий, потому что лучшего материала для производства сотен тысяч видов продукции просто нет. Стоит напомнить, что колебания, подобные нынешним колебаниям спроса и цен в мировой металлургии, бывали неоднократно, и всегда после периодов снижения наступал период роста. Так будет и на этот раз, надо лишь набраться терпения и подождать.

Риски для отрасли традиционны. В первую очередь, это значительное ухудшение экономической конъюнктуры, действия конкурентов, причем как на национальном уровне, так и на тех рынках, где представлены компании республики. Риски политические (административные) – рост  опасений, что существенно ухудшатся условия ведения бизнеса в стране, его регулирование, значительно вырастет фискальная нагрузка, как на экономику в целом, так и на отрасль в частности. Вообще, всегда существует вероятность, что государство станет относиться к отрасли несколько хуже. Кроме того, есть риск, что на внешних рынках к казахстанским предприятиям начнут предъявляться требования, которые не предъявляются компаниям из других стран, – их могут необоснованно преследовать, вообще мешать вести бизнес или вынуждать уходить из страны. Сохраняются риски сырьевые, которые заключаются в истощении запасов сырья и необходимости приобретать его по высоким ценам, что может сделать бизнес нерентабельным, особенно по сравнению с конкурентами. Есть риск экологический. В случае ужесточения в республике природоохранного законодательства, компаниям придется существенно модернизировать производство, что потребует значительных ресурсов, а также сделает их менее конкурентоспособными по сравнению с другими игроками в отрасли.

Оксана Щербакова

ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB