Обзор нефтегазового комплекса Казахстана NB500 [2014]

Западные хозяева казахстанской нефти

Западные хозяева Казахстанской нефти
Фото: tenge.me

Чистая прибыль ТШО — 1,5 трлн тенге. Это 39% доходности с продаж, это в два раза больше выручки РД КМГ, это выручка КТЖ и «Казахмыса» вместе взятых. NCOC продолжает удорожание Кашагана, не стесняясь потратить $3 млрд на трубопровод длиной меньше 100 км, пусть и по морскому дну. KPO сократил местное содержание и увеличил выбросы в атмосферу. Но они заботятся о нас.

Бессменный лидер национального бизнеса ТШО заработал 3,8 трлн тенге. Если точнее, 3,841 трлн, что на 398 млрд больше, чем годом ранее. Для сравнения, 398 млрд тенге – это немного больше годовой выручки ТОО «Казцинк» за 2013 год. С 2010 доход вырос на 47%. Каждый год компания «набирает вес» за счет плавного увеличения добычи (рис. 1): с 13,5 млн тонн в  2005 году до 27,1 млн тонн в 2013-м.

 

Рис. 1. Добыча нефти ТШО, млн тонн
Рис. 1. Добыча нефти ТШО, млн тонн

При этом проект будущего расширения пока остается только проектом, но нет сомнений, что компания будет наращивать добычу и впредь, что позволит ей сохранять лидерство в NB500 еще долгие годы. Стоит отметить, что контракт у ТОО «Тенгизшевройл» до 2033 года, а общие извлекаемые запасы месторождений Тенгизское и Королевское – от 750 млн до 1,1 млрд тонн. Если учесть, что с 1993 года «Шеврон» официально выкачал приблизительно 300 млн тонн, а коллекторы содержат еще 700 млн, то за оставшиеся 20 лет иностранные акционеры будут чувствовать себя комфортно при среднем годовом уровне добычи в 35 млн тонн. Уже сейчас проект будущего расширения (ПБР) декларирует увеличение добычи на 12 млн тонн, что составит 39 млн тонн в год, а это ясно говорит о том, что американцы задерживаться до конца не собираются.

При качестве сорта Tengiz[1] и политическом влиянии США покупатели у ТШО будут всегда, при любых ценах на эталон и любой конъюнктуре, за исключением транспортной. Именно это помешало лидеру казахстанской экономики увеличить доход в 2012 году (падение на 7,11% относительно 2011 года).

При этом ничего хорошего здесь нет, потому что крупнейший добытчик лучшей в стране нефти принадлежит Казахстану только на 20%[2] – этой долей владеет  АО «НК Казмунайгаз». В 1993 году казахстанская часть составляла 50%, но в отсутствие инвестиционного капитала пришлось продавать доли сначала ExxonMobil (25%), а потом «Лукарко» (5%).

Для осознания величины ТШО можно привести такой пример: чистая прибыль после уплаты налогов у ТОО «Тенгизшевройл» – 1,5 трлн тенге, это в два раза больше, чем годовая выручка КТЖ. Или больше совокупной выручки трех гигантов – «Казахмыс», «Казцинк» и «ПетроКазахстан» в 2013 году.

Хотя стоит отметить, что ROS[3] у лидера сверхнормативная – 39% (причем она не меняется исторически), что не совсем характерно для казахстанской нефтянки, где средняя доходность продаж составляет 20-23%. Для сравнения, у флагмана национального нефтяного бизнеса КМГ этот показатель равен 15%, но на то есть веские причины.

Доход АО «НК «КазМунайГаз» вырос за год на 9,8% до 3,2 трлн тенге, что, несомненно, очень хороший показатель на фоне всего рынка, который компания формирует на 27% по объему добычи.

Не самая высокая доходность продаж обусловлена в основном несколькими факторами: тяжестью бюрократического аппарата и огромным количеством дочерних компаний недобывающего сектора, контроль над которыми осуществлять централизованно очень сложно; необходимостью поставлять часть добытой нефти на местный рынок практически по себестоимости;  неудовлетворительными показателями добычи в дочерних и зависимых компаниях.

Западные хозяева Казахстанской нефти
Западные хозяева Казахстанской нефти

Общий консолидированный план по добыче был выполнен только на 97%, сказалось невыполнение плана у РД КМГ, падение добычи у дочерних и зависимых «Казахойл Актобе», «ПетроКазахстан» и «Казгермунай», а также срыв кашаганского старта. И это при том, что доля в ТШО[4], добыча которого возросла, нивелировала еще большее невыполнение. Но в любом случае, объем добычи вырос на 1,2 млн тонн и составил 22,6 млн тонн.

Для осторожности «КазМунайГаз» не увеличил план по добыче на 2014 год и оставил его на уровне 2013 года. Зато запланировал увеличить запасы до 768,3 млн тонн, переработку сырья до 17,5 млн тонн и объем экспорта нефти по РД КМГ до 9,46 млн тонн.

В чем КМГ действительно крупнее всех в Казахстане, так это в активах – 7,558 трлн тенге, тогда как ТШО имеет активов «всего» на 1,248 трлн тенге и выглядит легковесным на фоне национального нефтяного флагмана.

Консорциум «Карачаганак Петролеум Оперейтинг» увеличил выручку на 8,9% до 2,176 трлн тенге. Общий объем нефти, если переработанный конденсат можно так назвать, в стабилизированном эквиваленте составил 10,5 млн тонн. Газа консорциум добыл столько же, сколько и в прошлом году – 17,5 млн куб. м, плюс к этому еще 8,5 млн, которые не включены в общий объем потому, что были закачаны обратно в пласт для поддержания давления. С учетом того, что 12% углеводородов из месторождения уже «достали», давление падает, и дебет скважин медленно сокращается, аксайские итальянцы много внимания уделяют усовершенствованию технологий и охране окружающей среды. Но стоит работать в этом направлении усерднее – последние 2,5 года добыча падает, а выбросы загрязняющих веществ в атмосферу выросли с 330 кг/тыс. тонн в 2011 до 440 кг/тыс. тонн в 2013. Причины – законы физики, планово-предупредительные ремонты и многостадийный гидроразрыв пласта, которые в совокупности требуют сжигания попутного газа. Это почти никак не связано с экономическим состоянием компании, разве что в перспективе позволит увеличить добычу, но это дает сигнал местным нефтесервисным компаниям к действию. В 2013 году местное содержание в КПО упало до 50,5%, тогда как годом ранее оно было на уровне 55,7%. Стоит заметить, что в 2011 оно составляло всего 37,5%, но и общих затрат было меньше – $714 млн, в 2013 году – $919 млн. То есть падение МС связано с ростом затрат на высокотехнологичные процессы, которые казахстанские нефтесервисники пока обеспечить не в состоянии. Пока же Карачаганак продолжает реализовывать 92% своей продукции через КТК и трубу на Самару, остальное – в Оренбург и на местный рынок.

Нефтяные выгоды

Прямая экспортная выручка Казахстана, полученная от нефтегазового комплекса страны, в 2013 году равнялась $66,3 млрд – это 28,6% от ВВП и 78,2% от валового экспорта (табл. 1).

g3

 

Интересно, что по отношению к 2012 году ВВП вырос на 6%, валовый экспорт упал на 2% (в основном за счет падения экспорта металлов), а экспорт нефти, газа и нефтепродуктов остался на прежнем уровне. То есть ВВП медленно теряет зависимость от экспорта нефти, при том, что сама отрасль находится в хорошей форме (рис.2).

 

 

Это происходит прежде всего за счет роста инвестиций в основной капитал (7%), сельского хозяйства (11,7%), и главное – внутреннего потребления, что подтверждается ростом услуг транспорта (7,6%), торговли и связи (по 16%).

g4

Хорошее состояние отрасли в 2013 году не омрачила даже остановка едва начавшейся добычи на Кашагане. Разумеется, эмоциональный спад есть, но фактический отсутствует: рост добычи на 2,1 млн тонн до 81,8 млн тонн и небольшой, но рост доходов от нефтеэкспорта на $919 млн до $66,3 млрд.

Рынок бурно обсуждал очередной перенос начала промышленной добычи на Кашаганском месторождении, которое, к слову, переносится уже десять лет. Причин было много и все разные, последняя – трещины в трубопроводах, которые, как заявляет NCOC[5], появились на стенках и швах трубопровода  «под воздействием сульфидных соединений. Такой механизм повреждений имеет место, когда твердая и ломкая сталь подвергается воздействию высоких концентраций H2S[6] в присутствии воды». При этом утверждается, что когда оператор принимал трубы и работу по сварке швов, все было на должном уровне. Более того, любой специалист по неразрушающему контролю (NDT) подтвердит, что при сварке швов проводится как минимум рентген-снимок шва, который сохраняется для истории и у заказчика, и в органах экспертизы. Другими словами, зная состав добываемого продукта и тщательно проверяя качество труб и швов, было невозможно не предусмотреть аварийной опасности. Отсюда возникает логический конфликт, который позволяет судить о компетентности оператора, которого, кстати, хотят сменить. Эта смена не принесет результатов, потому что участники проекта[7], за исключением КМГ, затягивают начало добычи осознано. Компетентность здесь под вопрос ставить нельзя, на других проектах компании-участники работают уверенно и без аварий 10-летнего масштаба. Консорциуму сейчас крайне важно увеличить сумму своих инвестиций, чтобы как можно дольше их окупать, не делясь с Казахстаном.

Сделать в этой ситуации правительство ничего не может, национализировать проект – эмбарго, выкупить доли – не хватит денег. Остается дипломатия, но, как известно, если волк вознамерился съесть жертву, переубедить его практически невозможно.

Сервис

За редким исключением, нефтесервисные и буровые компании потеряли свои доходы и позиции в рэнкинге. Но есть и те, кто поработал на славу : ТОО  «Инженерная буровая компания» СИ БУ» поднялось на 31 позицию в общем рэнкинге и вошло в сотню крупнейших (97 место),  ТОО «ЧППИ Казахстан» взлетело с 335-го на 199-е место, ТОО «Бургылау» – с 74-го на 65-е, а филиал «Baker Hughes Services International Inc» – с 174-го на 124-е.

 

Существенным сокращением выручки отметились ТОО «ККБК «Великая стена», выпавшее из 100 крупнейших с 82-го на 101-е место, филиал Schlumberger Logelco Inc скатился с 102-го места на 172-е, а «Салини Коструттори С.П.А.» – с 142-го на 226-е. Почти все иностранные нефтесервисники стали «меньше».

Причина – в плавном перетекании заказов к казахстанским компаниям в силу активного развития местного содержания и стремления к технологическому развитию. Также в рэнкинге появилось восемь  новых нефтесервисных компаний с доходами от 4 до 26 млрд тенге, и все они отечественные.

2014

Результаты 2013 года существенно повлияли на 2014-й, который обещает принести 83 млн тонн добычи по прогнозам Министерства нефти и газа. По-прежнему туманно выглядит перспектива развития активной добычи кашаганской нефти, уже никто не обсуждает так называемые «фазы развития» – все ждут хотя бы начала, следовательно, и 2015 год, по-нашему мнению, не принесет существенного роста добычи. ПО прогнозам КМГ двухлетней давности, добыча на Кашагане в 2013 году должна была составить 2,4 млн тонн, в 2014 году – 7 млн тонн, а в 2015-м – 13 млн тонн, что сделало было общий объем добычи в Казахстане 94,5 млн тонн. Реальность же такова, что рассчитывать больше, чем на 85 млн тонн, в 2015 году не приходится.

Денис Кулькин

[1] Плотность 789 кг/м3, легче Brent и Siberian Light, а значит, содержит больше бензиновых и керосиновых фракций.

[2] Chevron (50%), ExxonMobil (25%), госкомпания «Казмунайгаз» (20%) и LUKArco (5%).

[3] Доходность продаж = прибыль/выручка.

[4] 5,4 млн тонн – доля КМГ в ТШО.

[5] Оператор месторождения Кашаган.

[6] Сероводород.

[7] «Аджип Каспиан Си Б.В.» – 16.807%, «CNPC Казахстан Б.В.» – 8.333%, «ЭксонМобил Казахстан Инк.» – 16.807%, «Инпекс Норт Каспиан Си, Лтд.» – 7.563%, «КМГ Кашаган Б.В.» – 16.877%, «Шелл Казахстан Девелопмент Б.В.» – 16.807%, «Тоталь ЭиП Казахстан» – 16.807%

ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB