Справедливость является главной темой незатихающих споров о пенсионной системе Казахстана. Нет, наверное, другого вопроса в экономике и политике, который вызывал бы такой шквал эмоциональных высказываний. Чтобы рассуждать более-менее здраво, необходимо выделить два измерения в этом вопросе: первое – рассуждения об уровне бедности населения в целом и пожилого в частности и расслоении в Казахстане, второе – собственно само устройство пенсионной системы и как можно его улучшить. Конфликт между народом и властью в этом вопросе сложно разрешить в обозримой перспективе потому, что люди зачастую говорят в первом измерении, а власть отвечает во втором.

Что здесь должно быть сделано нами всеми? Одной из приоритетных задач социальной политики провозглашено предотвращение бедности в пожилом возрасте. Мы же, как общество, чтобы многочисленные монологи о пенсионной системе превратились в диалоги, должны, наконец, договориться о том, каких ценностей придерживаемся. Является ли принцип солидарности в обществе в целом и солидарности поколений для нас базовым в этом вопросе? Или мы считаем, что рынок урегулирует все эти вопросы? Или мы понимаем, что нужны и солидарные пенсии, и накопительные? Вопрос как их комбинировать, в какой пропорции. После того, как мы определимся на чем стоим в отношении старости, нужно обсудить и законодательно ввести соответствующие выбранной идеологии нормы и их придерживаться, причем в течение длительного времени. Пока этого нет, власть будет говорить, что «этого достаточно», а люди, что пенсия маленькая, и им не хватает на жизнь. И они не договорятся.

Но коммуникация начинается с того, что то, что одна сторона говорит, другая сторона слышит. У нас такой эффективной коммуникации и не хватает.

Поскольку вопрос идеологических принципов мы сейчас за все общество не решим, имеет смысл сказать, где мы все-таки находимся в смысле устройства пенсионной системы, и что можно сделать в этом направлении.

В этой статье мы хотим сказать о том, что считаем важным, как эксперты. Ни в одной стране нет идеальной пенсионной системы. Но есть общие черты, которые можно перенять для улучшения результатов. Лучшие пенсионные системы мира многокомпонентны. Одна солидарная система нигде не может решить проблему адекватного пенсионного дохода. В течение ближайших 10-12 лет солидарные системы (в странах с однокомпонентной пенсионной системой) неизбежно обанкротятся. Совершенно необходимо и то, и другое: и солидарная часть, и накопительная. Одна накопительная система так же не справится, поскольку не будут учтены вопросы социальные.

Мы не преследуем здесь цели разъяснить, как именно выплачиваются пенсии в Казахстане. Об этом есть много официальных материалов в свободном доступе.

Первое – надо сменить контекст обсуждения. По-прежнему отчеты о деятельности ЕНПФ напоминают победные реляции съездов коммунистической партии с упоминанием роста абсолютных показателей «по сравнению с 1913 годом». ЕНПФ не имеет реального отношения к двум ключевым параметрам, по которым отчитывается: приросту пенсионных накоплений, поскольку это регламентировано законом, и доходностью пенсионных активов, поскольку управлением активами занимается Нацбанк. Нужно понимать, что, ЕНПФ ни сейчас, когда объемы поступлений сильно превышают выплаты, ни через 10 лет, когда ситуация естественным образом изменится, не имеет и не будет иметь отношения к этому соотношению. Сейчас они ни за что не отвечают, и их не за что хвалить. Через 20 лет выплаты скорей всего будут превышать поступления, и, при сохранении существующего законодательства, это опять-таки не будет виной ЕНПФ.

Есть мировая практика оценки пенсионных систем с точки зрения разных относительных критериев: например, адекватности, устойчивости, безопасности, покрытия и эффективности. Можно выбрать какие-то дополнительные критерии и поставить ясные цели в выбранных параметрах. Поскольку цели, например, устойчивости и адекватности пенсионной системы по природе противоречат друг другу, важно договориться о том, каким должен быть минимальный уровень адекватности и баланс, которого мы, как страна, хотели бы достичь. Стране нужна целостная оценка пенсионной системы (с учетом всех компонентов) в зависимости от результатов, которые мы хотим получить. Результаты работы пенсионной системы должны оцениваться на основе выбранных критериев (параметров). Отчеты ЕНПФ, Нацбанка и Правительства должны содержать описание того, как мы к этим запланированным параметрам продвигаемся. Контекст работы менеджеров пенсионной системы должен трансформироваться и стать наконец контекстом социального партнерства и продвижения к запланированным выгодам для граждан.

Второе, немногие реформы так оспариваются общественностью как повышение пенсионного возраста. Это ключевой маркер, когда общество считает нормальным прекращение работы, дающий также сигнал работодателям о том, когда работники должны покинуть организацию.

Основная причина реформы 1997 г. в Казахстане – реальное банкротство солидарной системы. В 1996г. пенсия была повышена, а денег в бюджете на это не было. В некоторых областях Казахстана задержка по пенсиям достигала 6 месяцев, а объем невыплаченных средств составлял в эквиваленте 500 млн долларов, что по тем временам было огромной суммой, при этом пенсионерами были в том числе ветераны и участники ВОВ. Это было несправедливо и возмутительно. Все тогда согласились с реформой пенсионной системы, так как понимали, что денег в бюджете нет, и что ситуация может повториться.

Чтобы обеспечить высокий уровень солидарной пенсии, нужны достаточные поступления в бюджет, как от налогов, так и из Нацфонда.

Надежды, связанные с Нацфондом, что из него будут выплачиваться солидарные пенсии и в далеком будущем, иллюзорны в долгосрочном плане, так как в будущем нефти будет добываться намного меньше, и через 30 лет добыча может вообще прекратиться, если не будут найдены новые месторождения. И, поскольку трансферты из фонда осуществляются каждый год, а поступления от экспорта нефти неминуемо снизятся, то все бремя обеспечения солидарных пенсий ляжет на налоги.

Проблемы старения населения и финансовой устойчивости пенсионных систем заставляют политиков повышать возраст выхода на пенсию в большинстве развитых стран, даже если населению это не нравится. Примерно в половине стран ОЭСР в соответствии с ростом продолжительности жизни пенсионный возраст повышается и стремится к 70 годам. Другое дело, что в развитых странах возможностей работать для пожилых людей становится все больше, люди живут дольше и становятся все более здоровыми в зрелом и пожилом возрасте.

Повышению пенсионного возраста в текущих казахстанских реалиях вряд ли есть альтернатива. Другое дело, что эта мера должна дополняться другими мерами экономической и социальной политики.

Остается открытым вопрос о том, почему так непопулярно работать дольше даже среди людей с хорошим здоровьем в пожилом возрасте? Есть ли экономический смысл работать дольше? Или люди вытесняются с работы своими работодателями, которые не видят преимуществ содержания пожилых работников? Здесь много проблем и вопросов, которые требуют исследования, анализа и решения.

Чтобы дать работникам реальный выбор в отношении своего будущего при выходе на пенсию, меры пенсионной политики должны быть дополнены более широкой политикой рынка труда. Людям нужна четкая и честная информация о преимуществах, которые они могут ожидать получить по каждому сценарию, чтобы сделать оптимальный выбор. Одним из решений для этих вопросов представляется увеличение гибкости выхода на пенсию. Люди имеют разные предпочтения в отношении того, как и когда переходить с работы на пенсию. Некоторые способны и мотивированы работать дольше или ради дохода, или ради социального взаимодействия или просто потому, что им работа нравится. Другие хотят прекратить работать раньше из-за проблем со здоровьем, желания следовать другим интересам или из-за необходимости заботиться о родственниках. Призывы к более гибким правилам выхода на пенсию все чаще звучат на публичных дебатах в развитых странах. И в Казахстане многие люди хотели бы выйти на пенсию и продолжать работать по сокращенному или гибкому графику. Гибкость может также означать увольнение раньше пенсионного возраста с уменьшенным пенсионным пособием.

Во многих развитых странах есть существенные финансовые стимулы для продолжения работы после возраста выхода на пенсию, что положительно влияет на адекватность пенсионного дохода. В Казахстане же до сих пор на официальном уровне приветствуется полная замена опытных профессиональных кадров пожилого возраста молодежью, хотя на самом деле они должны работать рядом в форме наставничества или консультаций и пр.

Возрастная дискриминация среди работодателей широко распространена из-за предубеждения о производительности труда пожилых работников и способности адаптироваться к новым вызовам.

Неполная занятость в пожилом возрасте по-прежнему остается редкой, и законодательство позволяет работодателям расторгнуть контракты. В Европе около 10% людей в возрасте 60-69 лет совмещают работу и пенсию. Примерно 50% работников старше 65 лет работают неполный рабочий день.

Государству следует поощрять работодателей к более гибким решениям для работников, желающих продолжить свою карьеру в пожилом возрасте. В контексте старения населения очень важно, чтобы государственная политика удовлетворяла требованию гибкости, не ставя под угрозу экономическую безопасность людей в старости.

Таким образом, поскольку продолжение работы в пожилом возрасте во всех развитых странах рассматривается как первоочередная и самая эффективная мера повышения адекватности пенсионного дохода, нужно предусмотреть законодательно возможность поэтапного, гибкого выхода на пенсию. Правительству необходимо разработать государственную политику роста занятости в пенсионном возрасте, в том числе, возможно, особый режим налогообложения для работодателей, которые дают работу пожилым. Это будет содействовать сохранению и передаче ценного профессионального опыта. На рынке предложения гибкого графика для пожилых уже появляются, но нужно чтобы к этому подключились и государство, и квазигосударственный сектор.

Третий вопрос, который нас волнует, – это опасения относительно финансовой устойчивости пенсионной системы и адекватности пенсионного дохода с учетом ускорения старения населения, меняющейся природы работы и неравенства в течение рабочей жизни. В Казахстане в течение ближайших 30 лет снижение нагрузки на бюджет будет достигаться за счет снижения солидарных пенсий в реальном выражении. Если снижение солидарных пенсий перекрывалось бы более быстрым ростом накопительной части (как это было запланировано в 90-е годы), мы бы не столкнулись с этой проблемой. Но если этого происходить не будет, то адекватность совокупных пенсий может стать серьезной проблемой в скором будущем.

Насколько нам известно, Правительство и Национальный Банк некоторое время назад вынашивали совместные планы отмены гарантии по возмещению инфляции (которая является серьезным преимуществом казахстанской пенсионной системы), обсуждая возможности «продажи» этой идеи населению посредством введения так называемой минимальной гарантированной пенсии. Минимальную гарантированную пенсию внедрять можно и нужно, но очень важно, чтобы при этом не пострадали наши главные государственные гарантии.

Люди, которые предлагают заменить гарантию от инфляции минимальной гарантированной пенсией, не понимают взаимодействия между накопительной и солидарной частью пенсионной системы. Есть абсолютно необходимый уровень доходов, и, если будет уменьшаться доля, поступающая от накопительной пенсионной системы, то люди неизбежно потребуют повысить пенсию солидарную. И это будет для бюджета гораздо дороже. Этой связи ответственные лица либо не знают, либо не понимают, либо думают только о горизонте в несколько лет, в течение которых они будут занимать свои должности.

Если государственные органы не смогут объяснить людям важность накопительной части пенсионной системы, то внуки сегодняшних чиновников, которые тоже, скорей всего, будут чиновниками, будут вынуждены выплачивать большую солидарную пенсию (хотя вряд ли это может смутить некоторых чиновников настоящего времени). Пенсионная система по определению является очень долгосрочной, и обязательно нужно думать, что будет через 20 и 50 лет.

Еще одним «покушением» на адекватность пенсионного дохода будущих пенсионеров в настоящий момент может стать распределение обязательных профессиональных пенсионных взносов (5% взносов работодателей). Обществу надо обратить внимание на то, какая часть того, что будут отчислять работодатели, на самом деле попадет к работникам, не приведет ли внедрение нового компонента (в целом необходимая мера) к тому, что существенная часть этих взносов осядет в ЕНПФ. Пенсионные отчисления работодателей должны прямо попадать на счета работников. Модель России, где пенсионные накопления принадлежат не вкладчикам, а пенсионному фонду, является в корне неправильной.

На всем протяжении деятельности системы накопительные средства должны принадлежать самому вкладчику.

Надо заметить, что в прошедшие годы трижды предпринимались попытки ввести обязательные отчисления работодателей в пенсионный фонд за работников. Однако лобби крупных компаний, приближенных к власти, блокировали принятие соответствующих изменений в законодательство. И сейчас делается все, чтобы люди еще долго не увидели даже эти скромные 5% отчисления.

В то же время работодатели все годы существования накопительной пенсионной системы сознательно шли и до сих пор идут на выплаты в конвертах, занижая таким образом и пенсионные отчисления, и социальные выплаты. Поступая так, работодатели обделяют работников как будущих пенсионеров три раза:

  • сокращают социальные выплаты в бюджет и тем самым сокращают средства, необходимые для выплат солидарной пенсии;
  • снижают индивидуальные отчисления;
  • блокируют 5% взносы.

Кумулятивно, они обедняют пенсионную систему не на 5% взносов, а на все 15%. Такая практика работодателей лишила пенсионную систему с 1998 г. суммы (по нашей экспертной оценке) порядка 10 млрд долларов США.

Адекватным пенсионный доход может быть только при многокомпонентной системе, когда доход на пенсии в течение жизни формируется самим человеком через государство (как гражданином), через работодателя (как работником), посредством собственных накоплений и построения отношений с семьей и сообществом. Такая многокомпонентная система у нас давно создана. И если бы эффективно работали все компоненты системы, то эту статью можно было бы не писать. Но по факту у нас работают только солидарная и накопительная части. Демогрант слишком низкий в сравнении с другими компонентами, добровольные накопления практически отсутствуют, отчисления работодателей отсутствуют еще больше.

В Германии трехсторонние комиссии ведут переговоры по тарифам, по оплате труда и, в том числе, по пенсионным вопросам. А у нас каждая из трех сторон — государство, работодатель и человек искренне считают, что две другие стороны должны быть ответственны за пенсии. Надежда только на царя-батюшку оставляет пенсионера один на один с проблемой необеспеченной старости, как это было в конце 90-х, в то время как индивидуальные накопления в пенсионном фонде (это зависит от работника), могут выполнить роль основной компоненты в пенсии, а выплаты из бюджета (солидарная пенсия) могут быть добавкой к пенсии, размер которой не будет оказывать серьезного влияния на уровень жизни пенсионера.

Можно вспомнить, что Нацбанк выступал против объединения пенсионных фондов, и надо признать, что та конструкция, которая была выбрана после объединения пенсионных активов не имеет системы сдержек и противовесов, которая предполагает, что в целях обеспечения и защиты интересов граждан все три стороны процесса – вкладчики, государство и работодатели в одно и то же время и зависят друг от друга, и контролируют друг друга. В ЕНПФ налицо конфликт интересов, когда Нацбанк одновременно управляет деятельностью ЕНПФ через Совет директоров, обслуживает его (управляя пенсионными активами) и регулирует его деятельность (через надзорную функцию). Это создает этический хаос, в котором эффективная работа в интересах всего общества невозможна в принципе.

Должен быть эффективный контроль со стороны общества. Очевидно, что Общественный Совет при ЕНПФ с этой функцией справиться по определению не может.

Поэтому состав и полномочия Совета Директоров должны быть изменены. Орган, определяющий инвестиционную стратегию, должен быть рабочим, а не номинальным. В него должны входить представители общественности. Сейчас такое трехстороннее взаимодействие (вкладчик – государство – работодатель) не работает на основе принципа социального партнерства, а нет партнерства, нет и личной ответственности. Принцип трехсторонних переговоров не работает ни по зарплате, ни по социальным вопросам, ни по пенсионному обеспечению.

Четвертый вопрос, который мы хотели бы обсудить – это охват. Значительная часть работающих получают часть заработной платы в конвертах. Только 30% вкладчиков делают ежемесячные взносы. Работодатели, уклоняясь от уплаты налогов и отчислений в пенсионный фонд, толкают работников на нищую старость. В Казахстане работоспособное население растет, а людей, занятых в легальном секторе, все меньше. Количество людей, называемых «самозанятыми», сейчас около 2-х миллионов. Только 41,8% от общего числа вкладчиков осуществляют не менее 9 взносов в год. 33,7% — не осуществляют платежей вообще. 

Проблема отсутствия пенсионных отчислений у самозанятых – это проблема доверия в первую очередь. А оно не может быть создано какой-то одной стороной. Пока народ и государственные органы будут друг друга только обвинять, ничего конструктивного не произойдет.

В закредитованном казахстанском обществе потребления, даже если раздать все пенсионные накопления, они пойдут в первую очередь на погашение кредитов, а не будут отложены на старость.

В Казахстане, как известно, введен единый совокупный платеж. Сделан важный шаг в правильном направлении. Но очень важно, как это реально будет применяться. Надо честно сказать, что этого по актуарным расчетам не хватит. В настоящий момент у нас решения этой проблемы нет. Ни привязка к медицинским услугам, ни размер взноса не выглядят адекватными.

Очевидно, что наша новейшая финансовая история не позволяет доверять устойчивости национальной валюты в долгосрочной перспективе. Поэтому имеет смысл рассмотреть пятый важный вопрос – управление пенсионными активами.

Критическим фактором при определении того, будет ли обеспечено адекватное пенсионное пособие в накопительной пенсионной системе является долгосрочная доходность инвестиций. Это решаемая задача при достаточном уровне профессионализма. Один из авторов настоящей статьи, когда работал в DB Securities, обеспечил ГНПФ доходность 28% годовых в долларах США за счет операций с еврооблигациями Республики Казахстан.

До объединения пенсионных активов в ЕНПФ инвестированием пенсионных активов занимались частные управляющие компании, входившие в составы финансовых групп. На практике это управление зачастую сводилось к тому, что в портфеле пенсионных фондов оказались ценные бумаги эмитентов, связанных с этими финансовыми группами, что печально сказалось на качестве пенсионных активов. На данный момент опять рассматривается вопрос о передаче управления пенсионными активами частным структурам. Если управление перейдет местным управляющим компаниям, то история повторится. Это опять будут дочки каких-то банков. Тут возникает два вопроса.

Первый – если местные управляющие компании уже один раз «кинули», кто помешает им это сделать еще раз? Второй — эффективность. Кто гарантирует, что местные компании будут на этот раз управлять эффективно?

Очевидно все эти лица должны понести наказание в соответствии с законом, должна быть дана оценка персоналиям, ответственным за «эффективность» управления пенсионными активами, например, лицам, ответственным за реструктуризацию ценных бумаг, находившихся в портфеле пенсионных фондов. Пока мы не разберемся и не накажем виновных, запускать новую схему частного инвестирования неправильно! Мы просто повторим те же самые ошибки. Те же самые люди, в силу безнаказанности и по-прежнему существующих для нечестных действий возможностей, поступят аналогично. 

71,3 млрд тенге активов ЕНПФ было вложено Нацбанком в облигации Международного Банка Азербайджана. Зачем было куплено свыше 50% от эмиссии? Как можно было покупать такой объем? В нормативах Нацбанка существовало правило о том, что можно покупать не больше 10% эмиссии. Эти нормативы были отменены, и руководство Нацбанка того времени приняло решение об этой покупке со всеми вытекающими последствиями и снижением реальной доходности пенсионных активов. Если бы все было в соответствии с ранее утвержденными инструкциями, такая операция была бы невозможной. Если внутри Нацбанка пресекать такие сделки возможным не представляется, значит нужен народный контроль. Последнее заявление управляющего директора ЕНПФ о том, что история с азербайджанским банком завершилась благополучно и с доходом для вкладчиков (4% годовых), все равно оставляет вопросы: почему доходность сравнивается с доходностью в казахстанских банках, а не в других банках, и не с доходностью облигаций стран, которые дают 6% годовых?

По инвестиционной декларации 30% пенсионных активов могут быть размещены в иностранных активах или активах, номинированных в иностранной валюте. Необходимо увеличить долю таких активов до 50% в целях защиты от девальвации по аналогии с Нацфондом.  Иначе, если цена на нефть упадёт, и Россия «уронит» курс рубля, Казахстану придется делать компенсирующую девальвацию, что неминуемо приведет к удешевлению тенге, а пенсионные активы, учитываемые в тенге, покажут неплохую доходность, в то время как в долларовом выражении доходность упадет. 

Есть еще несколько рекомендаций, которыми мы считаем, имеет смысл поделиться.

Очень важно обеспечить эффективную коммуникацию и устранить недостаток информированности и финансовую неграмотность. Надо начинать разговаривать о жизненных циклах, старости и пенсии в школе. Граждане должны иметь свободный доступ к сравнительной информации о пенсионных расходах государства и эффективности различных поставщиков, а язык, используемый в открытых материалах, должен быть легок и понятен. Полезно было бы также встроить в систему управления стимулы для повышения эффективности и сокращения издержек в пенсионной отрасли. Следует поощрять инициативы, увеличивающие прозрачность и раскрытие информации, создать выбор между вариантами инвестиций с различным профилем риска и горизонтом инвестирования.

Люди должны выбирать наиболее подходящую для себя инвестиционную стратегию. На этапе выплаты надо предлагать и поощрять разные аннуитеты в качестве защиты от рисков в том числе роста продолжительности жизни, ликвидировать существующие отрицательные стимулы для аннуитизации (например, отсутствие гарантии по защите от инфляции для вкладчиков, которые переходят на аннуитет). Спрос на аннуитеты может также стимулироваться инициативами в области финансового образования. Государство должно содействовать росту предложения и конкуренции на рынке аннуитетов. Должны быть предусмотрены законодательством меры защиты женщин, которые всю жизнь проработали домохозяйками, или в случае развода (меры по разделу пенсионных накоплений и аннуитетов). Развитие добровольных профессиональных пенсий и другие меры могут предусматривать различные механизмы распределения рисков на этапе выплаты, что может помочь обеспечить адекватность выплат и диверсифицировать риски пенсионного дохода.

Необходимо обеспечить, чтобы были более согласованы между собой этапы накопления и выплат. Целевой доход при выходе на пенсию должен определяться вместе с выгодами, предоставляемыми всеми компонентами пенсионной системы. Для определения и достижения этой цели следует управлять всеми рисками, влияющими на пенсионный доход и использовать все возможности.

Справедливость пенсионной системы зависит от уверенности общественности в способности ЕНПФ и других провайдеров обеспечивать пенсионные выплаты в течение многих лет в будущем.

Для этого ЕНПФ должен перестать быть «мальчиком для битья» Нацбанка, когда все решения принимают менеджеры центробанка, а критика достается ЕНПФ, а стать серьезной самостоятельной организацией с собственной стратегией, политикой и ответственностью. В сегодняшней ситуации конфликта интересов развитие здорового рабочего процесса невозможно.

Необходимо, на наш взгляд, разработать различные пенсионные планы: профессиональные и личные добровольные. Устойчивость является проблемой во многих странах в свете роста продолжительности жизни, увеличения коэффициента зависимости пожилых и государственного долга. Но государство может прямо влиять на такие параметры как возраст и поэтапность выхода на пенсию. Крайне важно создавать пенсионные накопления заблаговременно. Необходимо убедить Правительство обеспечить стимулы для сбережений на пенсию. Облагать налогом пенсионные накопления имеет смысл только при досрочном изъятии. Уровень инвестиций и прибыль имеют решающее значение для накопительной компоненты. Минимальный возраст доступа к пенсионным накоплениям должен сохраняться и в случае добровольных накоплений за исключением случаев значительных финансовых лишений. Отсутствие нормы о возможности изъятия части пенсионных накоплений в случае финансовых лишений будет сдерживать рост добровольных накоплений.

Во многих странах пенсионная система допускает выплату части пенсионных накоплений до выхода на пенсию в различных случаях.

Надо изменить статус пенсионных активов и приравнять их к статусу золото-валютных резервов и Нацфонда. В случае банкротства и ликвидации компаний-эмитентов, ценные бумаги которых были приобретены за счёт пенсионных накоплений граждан РК, пенсионные активы должны стоять в первой очереди погашения. 

Граждане должны иметь право на полную защиту своих профессиональных пенсионных накоплений. В казахстанской схеме компонент профессиональных пенсионных взносов (5% работодателей) играет несвойственную перераспределительную роль (от богатых к бедным), которую по идее должно выполнять государство, а отчисления работодателей за работников должны стимулировать рост накопительной компоненты.

Необходимо принять тот факт, что продолжительность жизни будет расти, и этим процессом надо управлять. Таблицы смертности должны регулярно обновляться и включать статистические прогнозы увеличения ожидаемой продолжительности жизни. Это архиважно для пенсионной системы, страхования жизни и медицинского страхования. Независимость актуариев также важна, так как, будучи слугой двух господ (Правительства и Нацбанка) в настоящее время, актуарии ЕНПФ, делая расчеты, волей-неволей выполняют чей-то заказ.

Необходимо создать стимулы для добровольных пенсионных сбережений. Соответствующая структура стимулов может быть эффективным механизмом для поощрения участия в пенсионной системе. Было бы полезно рассмотреть возможность создания пенсионных домов за счет обязательных пенсионных взносов (10%) как еще одну опцию повышения адекватности пенсионного дохода. Пожилые люди, у которых нет жилья, или поддержки семьи, или есть желание жить самостоятельно, должны иметь возможность, если они платили 10% пенсионных взносов в течение своей рабочей жизни, проживания, питания и медицинского обслуживания в таких государственных пенсионных домах. Недостаток накопленного пенсионного капитала от обязательных пенсионных отчислений (из выходящих на пенсию в 2020 году, например, 59% имеют накопления менее 1 млн тенге) для покупки такого пакета (места в пенсионном доме) мог бы быть стимулом для добровольных пенсионных взносов. Модель, которая работает в Европе, вряд ли наше общество примет, но надо начать этот вопрос обсуждать и прийти к какому-то общему решению. Международные финансовые организации отмечают важность четвертой компоненты пенсионной системы (финансовая и нефинансовая поддержка за пределами пенсионной системы, в т.ч. доступ к поддержке семьи), которая играет в Казахстане важную роль в обеспечении экономической безопасности при выходе на пенсию. Хотя значение этой поддержки трудно измерить объективным способом, тем не менее анализ этой компоненты, так же как и меры информирования населения в рамках программ социального партнерства имеют большое значение.

Необходимо отметить, что в контексте экономической интеграции Казахстана с Россией и Белоруссией, нашим государствам очень важно последовательно двигаться к унификации пенсионного законодательства, чтобы избежать ситуации, когда граждане страны с развитой накопительной системой и более высоким возрастом выхода на пенсию (как Казахстан сейчас) за полгода до этого возраста переезжали бы в страну с солидарной системой, обеспечивающей выплаты с более раннего возраста выхода на пенсию (как Россия и Белоруссия сейчас), забрав свои пенсионные накопления. Миграция населения предпенсионного и пенсионного возраста в описанном случае обусловлена не только и не столько движением рабочей силы, сколько соображениями арбитража.

Данный тезис касается не только отношений с Россией, Белоруссией и другими постсоветскими странами. В перспективе это же необходимо будет сделать в рамках ШОС.

По большому счету системных задач всего три: охват, задействование добровольных накоплений и адекватная доходность пенсионных активов. Если эти три задачи будут решены, то показатели будут совсем другими. Но понятно, что сказать легче, чем сделать. В целом наша пенсионная система не имеет структурных проблем или проблем дизайна. Нужны сознательные и последовательные усилия по сбалансированному развитию всех компонентов системы.

Мы осознаем, что некоторые моменты в нашей статье повторяются, но мы это делаем сознательно, поскольку повторение – мать учения. Мы предлагаем всем нам начать обсуждение пенсионного вопроса в новом контексте – ответственности каждого и сотрудничества всех сторон, поскольку взаимные обвинения ни к чему хорошему не приводят, а экономическая безопасность пожилых является в любом случае нашей общей ответственностью и сейчас, и в будущем, когда на пенсию будут выходить наши дети и внуки.

Комментарии доступны только участникам клуба NB