В 2016 году экономика Казахстана получила спасительный импульс в связи с переходом к свободно плавающему курсу тенге в августе 2015 года и дальнейшей девальвацией национальной валюты, которая фактически спасла экспортирующие компании и локомотивом привела к росту большей части показателей у остальных. Крупнейшие компании страны в подавляющем большинстве нарастили выручку и прибыль, справились с неопределенностью и вернулись к прежней траектории роста.

 

Зависимость страны от нефтяных доходов все еще очень значительна. Из 500 крупнейших компаний 83 – это предприятия нефтегазового комплекса, и на них приходится 39% совокупной выручки всех компаний рэнкинга. Для сравнения, в прошлом году доля составляла 38,4%. Общий доход всех компаний в 2016-м равнялся 28,1 трлн тенге, увеличившись на 27% по сравнению с прошлым годом, и доля НГК в этом показателе – 11 трлн. Горно-металлургические предприятия занимают 18%-ю долю в данном объеме, остальные 43% – компании из всех остальных отраслей. Фактически, от того, как обстоят дела у нефтяников и металлургов, зависит успех всей «другой» экономики.

 

В то же время экономику тянут за собой лидеры рэнкинга: на пять крупнейших компаний страны приходится 31%, или 8,6 трлн тенге общего дохода всех 500 компаний списка. Первая пятерка – это три нефтяных гиганта: ТОО «Тенгизшевройл», АО «НК «КазМунайГаз» и «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.», а также два флагмана ГМК  – ERG и «Группа KAZ Minerals».

На первые 20 лидеров общего рэнкинга приходится 15,4 трлн тенге, или 55% от совокупной выручки 500 крупнейших компаний Казахстана.

 

Но времена и обстоятельства меняются, нефтяная отрасль не только Казахстана, но и всего мира с июля 2014 года проходит через драматическое падение цен на нефть, что привело к значительным падениям доходов в нефтегазовой отрасли нашей страны. На рис. 3 можно увидеть, как нефтяные компании, попавшие в NB500, в 2015-м потеряли в весе. Но главным трендом последних шести лет стало не это – «другая» экономика показала стабильный поступательный рост, на который не повлияли кризисы и цены на нефть. Крупнейшие компании страны из АПК, финансового сектора, обрабатывающей промышленности, транспортного сектора, телекома, IT, FMCG, строительной отрасли, торговли и электроэнергетики продемонстрировали стабильный рост. В какой-то степени это и есть наглядный пример результативного стремления государства к диверсификации экономики. 

 

Причины падения НГК, реакция, следствие

В июне 2014-го цена на североморский эталон была на уровне $112 за баррель, но начала стремительное падение, и всего за 6 месяцев «бочка» обесценилась до $53. Весь 2015-й цена колебалась, в среднем баррель стоил $52,4, но 2016-й принес еще более существенный сюрприз: Brent опускался ниже $30 в начале года, а средняя цена за год была на уровне $44.

В результате экспорт продуктов НГК из Казахстана рухнул с $60,7 млрд в 2014-м до $29,9 млрд в последующем году и до $21,8 млрд – в 2016-м. Доходы отдельных крупнейших компаний нефтегазовой отрасли в 2015-м показали не менее сильное снижение  –  ТШО потерял 30,4% выручки за год, а КПО все 49%.

В феврале 2014-го правительство Казахстана приняло решение девальвировать тенге, и если средний курс тенге/$ в 2014 году был 152,13, то средний курс в 2015-м уже стал 179,19. Это «остудило» снижение доходов экспортирующих нефть компаний в национальной валюте, но панацеей не стало, ведь цены на нефть продолжали пикировать.

В результате Нацбанк перешел на таргетирование инфляции и отказался от регулирования курса валют, что привело к тому, что в 2015-м доллар в среднем по году стоил уже 221,73 тенге, а в отчетном 2016-м среднегодовой курс по данным НБРК был 342,16.

Это потянуло за собой не только доходы экспортеров нефти, но и компаний, обслуживающих этот процесс. Для наглядности – в 2015 году выручка крупнейшей нефтесервисной компании ТОО «Ер Сай Каспиан Контрактор» была равна 270 млрд тенге, а в 2016-м – уже 619,4 млрд. Все нефтесервисные компании, попавшие в рэнкинг крупнейших в 2015 году, заработали 1,087 трлн тенге, а в 2016-м их совокупная выручка равнялась уже 1,548 трлн.

 

Девальвация тенге помогла экономике выправить траекторию падения, а некоторая стабилизация цен на нефть в 2017 году также способствовала росту выручки от экспорта продуктов НГК из Казахстана. За первые 9 месяцев года нефти и газа было продано на $22,1 млрд, и если динамика останется прежней до конца года, то по его результатам эта цифра составит $29,5 млрд. Из расчетов, сделанных по тому же принципу, валовый экспорт составит $46 млрд, а ВВП будет на уровне $140,5 млрд. Все это возможно, если при прочих равных условиях Brent не будет падать ниже $53.

 

ВВП и уровень жизни

Мультипликативно рост доходов в национальной валюте спас всю потребительскую цепочку от крупнейших нефтесервисных компаний до простых пекарей и дворников в самом далеком селе Жамбылской области. Но если первым это принесло процветание, то последних только спасло от полного безденежья. 

Девальвация валюты очень сильно повлияла на платежеспособный спрос населения, ведь инфляция за изучаемый период была значительной (табл. 1). Но сильнее всего по кошелькам населения ударили вышеупомянутые проблемы в нефтяной экономике Казахстана.  

 

ВВП на душу населения и среднемесячная заработная плата с 2007 года показывали пугающую солидарность и в тенге, и в долларах США. Если на рис. 6 и 7 наложить кривую динамики цен на Brent  на красные линии (ВВП на душу и ном. зарплату в $), то все становится объяснимо. Линии будут практически идентичны. А это значит, что вектор развития страны в сторону диверсификации экономики критически важен.

 

Другая экономика

Стоит отметить, что инфляция в Казахстане всегда была относительно высокой, и некоторый скачек в последние три года вызван существенным удорожанием в основном импортной продукции. Но именно это и дало толчок расширению старых и возникновению новых мелких предприятий в обрабатывающей промышленности, которые локально замещали дорогие импортные товары. Множество секторов обрабатывающей отрасли показали двукратный рост за последние шесть лет (табл. 2).

 

Прямые иностранные инвестиции

Уровень притока прямых иностранных инвестиций в страну в 2016 году практически вернулся к уровню 2014 года и составил $21 млрд, тогда как в 2015-м эта цифра была другой – только $14,8 млрд. Причина та же – инвесторы менее охотно вкладывались в НГК, а в 2016-м уровень ПИИ в горнодобывающую промышленность достиг $7,1 млрд, за первое полугодие 2017-го этот показатель составил уже $5,8 млрд. В основном данные инвестиции идут в дальнейшее развитие крупнейших месторождений страны. С теми же темпами растут инвестиции в обрабатывающую промышленность и торговлю. Менее интересной для иностранных инвесторов стали электроэнергетика, водоснабжение, сельское хозяйство и услуги, но эти сектора очень неплохо себя чувствуют на внутренних инвестициях, государственных субсидиях и растущем внутреннем спросе.

 

Международные рейтинги

В ноябре 2017-го Министерство экономики сообщило у себя на сайте, что Казахстан в рейтинге Всемирного банка Doing Business 2018 занял 36-ю позицию, опередив такие страны ОЭСР, как Италия (46-е место), Бельгия (52-е), Израиль (54-е), Турция (60-е), Греция (67-е). Среди стран Евразийского экономического союза Казахстан опережает в рейтинге Беларусь (38-я позиция), Армению (47-я), Кыргызстан (77-я). Россия в рейтинге Doing Business 2018 заняла 35-е место.

Существенные успехи страна сделала в показателе «Защита миноритарных инвесторов», здесь Казахстан лидер. По показателю «Обеспечение исполнения контрактов» республика занимает 6-е место, улучшив свой рейтинг на три позиции. На 10 позиций улучшился показатель «Налогообложение», на 4 позиции – «Создание предприятий», на 5 – «Подключение к электроснабжению», на один пункт – «Регистрация собственности». Остальные показатели ухудшились незначительно, кроме «Получения разрешений на строительство», здесь Казахстан потерял сразу 30 позиций и занял 52-ю строчку рейтинга.

 

В рейтинге конкурентоспособности от IMD (IMD World Competitiveness Yearbook) Казахстан занял 32-ю позицию из 63 стран, поднявшись с 47-го места в 2016-м.

Самые сильные позиции у Казахстана  – «Эффективность правительства» (19-е место, плюс 12 позиций) и «Эффективность бизнеса» (23-е место, плюс 21). Основой роста здесь выступили субфакторы «Практика менеджмента» (14-е место, плюс 32 позиции) и «Государственные финансы» (4-е место, плюс 47 позиций).

По фактору «Экономическая деятельность» показатели трех субфакторов снизились: «Занятость» – 32-е место, минус 10 позиций, «Цены» – 53-е место, минус 9 позиций и «Международная торговля» – 62-е место, минус 4 позиции.

Роль государства

В своем послании народу Казахстана 31 января 2017 года Президент Нурсултан Назарбаев представил видение будущего страны, и многое из этого послания изменит экономический ландшафт и инвестиционную привлекательность республики. Третья модернизация  имеет главной целью вхождение страны в 30 наиболее развитых государств мира с индикацией в глобальных рейтингах, в том числе описанных выше. По словам президента, «Эта модернизация – не план борьбы с текущими глобальными вызовами, а надежный мост в будущее, навстречу целям Стратегии-2050». Она будет проводиться на базе Плана нации «100 конкретных шагов». Ответственность за реализацию планов возложена на правительство и профильные министерства.

Одной из важнейших целей является повсеместная цифровизация экономики. Для этого была разработана государственная программа «Цифровой Казахстан».

Программа направлена на развитие следующих сфер:

  1. Цифровой «Шелковый путь» – создание высокотехнологичной цифровой инфраструктуры путем обеспечения в сельских населенных пунктах широкополосного доступа в интернет; развития телекоммуникационного хаба; обеспечения информационной безопасности; строительства центров обработки данных.
  2. Креативное общество – развитие человеческого капитала путем повышения цифровой грамотности населения, повышения квалификации специалистов в области инфокоммуникационных технологий, развитие креативного мышления.
  3. Цифровые преобразования в отраслях экономики – развитие цифровой индустрии путем автоматизации транспортно-логистической системы страны; внедрения цифровых технологий в сфере сельского хозяйства, промышленности; внедрения аналитических систем в сфере энергосбережения и энергоэффективности; развития электронной торговли; улучшения систем учета минеральных ресурсов; обеспечения сохранности и доступности геологической цифровой информации; реализации технологий для создания «умных городов».
  4. Проактивное государство – формирование цифрового правительства путем дальнейшего развития электронного и мобильного правительства; увеличения государственных услуг, предоставляемых в электронной форме; формирования открытого правительства; развития национальной инфраструктуры пространственных данных.

Целевые индикаторы программы:

  • доля интернет-пользователей в 2020 году – 78%
  • охват эфирным телевещанием населения Казахстана в 2020 году – 95%
  • уровень цифровой грамотности населения в 2020 году – 80%
  • доля сектора ИКТ в ВВП в 2020 году – 4,85 %
  • рост производительности труда в ИКТ в 2020 году – 31%
  • уровень удовлетворенности населения качеством самостоятельно полученных услуг в электронной форме в 2020 году – 83%.

В планах правительства «подтянуть» промышленность к условиям и реалиям Индустрии 4.0., где цифровизация производства критична для достижения высокой производительности труда.

Для развития традиционных отраслей Модернизация 3.0 предполагает разработку комплекса мер технологического перевооружения базовых отраслей до 2025 года. Автоматизация, роботизация, искусственный интеллект, обмен «большими данными» должны активно внедряться и стать основой для роста производительности в промышленности, АПК, транспорте и логистике, в строительном секторе.

Также перед правительством стоит задача по увеличению несырьевого экспорта в два раза к 2025 году. Президент отметил, что поддержку экспортерам нужно оказывать по принципу «одного окна», в том числе и в регионах.

В рамках развития новой евразийской логистической инфраструктуры правительству поручено к 2020 году обеспечить увеличение годового объема транзитных перевозок:

– в семь раз для грузов, перевозимых контейнерами, – до 2 млн контейнеров;

– в четыре раза для пассажирских перевозок воздушным транспортом – до 1,6 млн транзитных пассажиров.

Необходимо повысить доходы от транзитных перевозок в 5,5 раза – до $4 млрд в год.

Еще одной важнейшей для экономики задачей является обеспечение к 2050 году вклада малого и среднего бизнеса в ВВП страны не менее 50%. Для этих целей правительство приступило к реализации Программы продуктивной занятости и развития массового предпринимательства. Будут приняты меры по фронтальному снижению всех видов издержек для бизнеса. Особенно это касается стоимости услуг в энергетике, транспорте и логистике, а также в ЖКХ.

Немаловажным инструментом станет снижение доли государства в экономике до 15% в ВВП – до уровня стран ОЭСР. Правительству было поручено ускорить приватизацию 800 ранее отобранных предприятий и сделать это не к 2020 году, а уже в 2018-м. Было отмечено, что внедрение принципов Yellow Pages позволило сократить виды деятельности для государства в экономике на 47% с 652 до 346, и сейчас необходимо ускорить вывод крупнейших компаний на IPO. Также предлагается уйти от практики создания юридических лиц под каждую программу или поручение.

За государством предполагается оставить естественные монополии и реализацию стратегически важных проектов, в том числе с участием транснациональных компаний.

Третьим приоритетом программы, который окажет существенное влияние на инвестиционный климат, названо восстановление стимулирующей роли денежно-кредитной политики и привлечение частного капитала в финансирование экономики. Национальному банку поручено снизить инфляцию до 3-4% и «перезагрузить» банковский сектор. В частности, стало необходимым ускорить работу по расчистке балансов БВУ от плохих кредитов и докапитализировать их со стороны акционеров. Нацбанк должен перейти от формализованного подхода к риск-ориентированному, не дожидаться нарушений со стороны банков и вовремя принимать меры воздействия.

Национальному банку поручено снизить инфляцию до 3-4% и «перезагрузить» банковский сектор. В частности, стало необходимым ускорить работу по расчистке балансов БВУ от плохих кредитов и докапитализировать их со стороны акционеров. Нацбанк должен перейти от формализованного подхода к риск-ориентированному, не дожидаться нарушений со стороны банков и вовремя принимать меры воздействия.

Важным будет усиление ответственности аудиторских компаний и обеспечение прозрачности акционеров, что должно быть закреплено на законодательном уровне.

Касательно нехватки денег в экономике, президент поручил Нацбанку и правительству принять меры по обеспечению средне- и долгосрочным фондированием в национальной валюте. По мнению президента, Национальный банк должен отвечать не только за инфляцию, но и за рост экономики.

Еще одним приоритетом третьей модернизации стали институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией. Для интенсификации последней правительству поручено внедрить единую систему госзакупок по принципу централизованной службы и пересмотреть подходы к проведению закупок в квазигосударственном секторе, сфере естественных монополий и недропользования.

Все эти меры призваны обеспечить рост экономики Казахстана и его инвестиционной привлекательности.

ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB