Личная Эффективность
Гибралтар, или история одной мечты
История о том, как казахстанский юрист, не имеющий никакого отношения к спорту, смог за один год и четыре месяца стать пловцом, преодолевшим один из сложнейших заплывов планеты.
Ержан Есимханов
Партнер юридической фирмы «GRATA International»
Пловец-марафонец, первый казахстанец, переплывший Гибралтарский пролив.
1 глава
Начало
Зарождение идеи
Всю сознательную жизнь я был и остаюсь юристом. Я мечтал стать юристом еще в детстве, окончил ведущий казахстанский юридический вуз, работал над рядом крупных проектов в Казахстане и за рубежом, и в конечном итоге стал партнером крупнейшей в Казахстане юридической компании.

Моя работа связана со строительством, реализацией инфраструктурных проектов. Я всегда искренне любил свою профессию и свое дело. Посвящал ему все свободное время и добился неплохих результатов. Мне нравится атмосфера крупной стройки, нравится понимать структуру крупного строительного проекта, нравится делать так, чтобы проект шел быстрее и проще, применять к этому знания и опыт. Многие крупные казахстанские объекты последних лет – заводы, трубопроводы, дороги – были построены с участием нашей профессиональной команды.

При этом спорт к моей жизни всегда имел довольно отдаленное отношение. Когда, уже после тридцати, я понял, что теряю форму, и что из-за сидячего образа жизни все больше превращаюсь в типичного пузатого казахстанского менеджера средних лет, я перепробовал несколько видов спорта, но ни один из них не увлекал всерьез. Я несколько лет занимался единоборствами, работал с тяжестями, тренировался в зале; как и многие алматинцы, катался на горных лыжах. Этот спорт был не просто любительским – он был непродуманным, несистемным и бесцельным. Я тренировался нерегулярно, часто травмировался, и спорт приносил в конечном итоге больше вреда, чем пользы.
К тому же, как многие в наше время, я пытался сочетать спорт с вредными привычками, пытаясь делать вид, что первый помогает устранить негативные последствия от вторых. Это, конечно, не работало, и работать не могло.
Сейчас я понимаю, что та моя ситуация была нормальной, и в каком-то смысле типичной. Многие люди в нашей стране воспринимают спорт как некий позитивный, но, в общем-то, необязательный факультатив. Он есть – хорошо.
Нет его – ничего страшного, мы же не профессиональные спортсмены, не зарабатываем этим деньги, от спорта не зависит благополучие наших семей.

Самореализация в профессии заставляет нас сквозь пальцы смотреть и на начинающиеся проблемы со здоровьем – когда тебе тридцать, то повышенное давление и одышку ты не способен воспринимать всерьез.
«Пару месяцев позаниматься в зале – и все пройдет», - думаешь ты. И все идет по накатанной, до тех пор, пока не происходит некий толчок, или внешний удар.
Хорошо, если он происходит вовремя.
Первый толчок
Для меня таким ударом стал поход с детьми в бассейн в мае 2016 года. Я, конечно, умел плавать. Это был не кроль, а скорее плавание саженками, но я всегда неплохо держался на воде, и гордился этим. И тут, после того, как мы с детьми выполнили обязательную программу по играм и брызгам, я решил проплыть несколько бассейнов для себя.
Я был очень, очень неприятно поражен – спустя всего три сорокаметровых бассейна я понял, что больше плыть не могу. И это меня как-то очень сильно задело – я даже удивился тогда. Потом, разбираясь в ситуации, я стал понимать, что меня задела не собственная физическая немощь, а утрата некоего важного жизненного навыка.

Я будто разучился есть ложкой или забыл иностранный язык, который хорошо знал. Именно это ощущение потери чего-то абсолютно естественного и привело меня в бассейн во второй раз.

Те, кто начинал заниматься спортом после долгого перерыва или с нуля, знают – сначала прогресс идет быстро. Человеческий организм, отвыкший от нагрузок, поначалу реагирует на разумные нагрузки охотно. К концу первой недели я стал плавать по триста метров в день. К концу второй недели – по пятьсот. Через месяц проплыл свой первый километр. Утерянный навык вернулся, и бросать не хотелось.

Так получилось, что мои друзья, тоже юристы, в тот момент дружно увлеклись триатлоном. Они наматывали десятки километров на велосипеде, бегали по утрам и плавали вместе со мной. Они активно зазывали меня в свою компанию. Триатлон меня не привлекал – из-за старой лыжной травмы колена (хронический разрыв мениска), а также из-за большой, под сто килограмм, массы тела мне плохо давался бег.

Но атмосфера, в которой жили мои друзья – каждый месяц новые старты, соревнования, сборы по выходным – заражала. Хотелось соревноваться.
Как и все новички, после первых успехов я был самоуверен и нагл. Я нашел свой первый старт, и стал активно к нему готовиться. К счастью, получилось так, что мои первые старты показали, как мало я еще умею, и многому меня научили. В первую очередь, тому, что спорт – это системная, постоянная, каждодневная работа, и полная смена образа жизни. Во-вторых, тому, что если хочешь заниматься серьезно – нужно искать тренера.
Глава 2
Первые шаги, и первые ошибки
Первый старт
Первый старт, на который я зарегистрировался, был VolgaSwim 2016 –заплыв через реку Волгу в районе Нижнего Новгорода, 16 июля 2016 года. Можно было плыть 1, 3 или 5 километров – и я выбрал 3. Один километр плыть не хотелось, а пять километров для меня тогда были дистанцией, сравнимой с полетом на Луну.
Я сейчас уже не помню, по какому распорядку я готовился, но это была совершенная любительщина. Я плавал три-четыре раза в неделю по полтора-два километра кролем. Я не пользовался ластами, лопатками или какими-то вспомогательными средствами, понятия не имел о спортивном питании и медицине. Я даже дышать умел только в правую сторону, что может многое сказать специалистам о моем уровне подготовки в то время.
Тем не менее, как говорится, не благодаря, а вопреки, старт удался.
16 июля 2016 года, в пять часов вечера, я в составе группы из примерно 150 пловцов нырнул в мутные воды Волги и поплыл к другому берегу, к набережной Нижнего Новгорода. Весь заплыв занял у меня 54 минуты.

Это была очень приличная скорость, по 18 минут на километр, но нужно учитывать, что течение работало в мою сторону. Я сильно замерз, наглотался волжской воды, и меня пронесло течением мимо финиша, так что я очень прилично устал, выгребая против течения обратно.
VolgaSwim 2016 –заплыв через реку Волгу
Тем не менее, мне очень понравилось. Только человек, который самостоятельно берет свой первый спортивный рубеж, каким бы небольшим он не был, понимает эту абсолютную, ни с чем не сравнимую эйфорию на финише – ты не сдался, ты преодолел, ты прошел весь путь до конца! Эйфорию, которой так не хватало в обычной, упорядоченной жизни.
Следующие этапы
На этой волне, уже на следующий день после старта, я зарегистрировался на следующие соревнования. 11 сентября 2016 года, на острове Табарка в провинции Аликанте, Испания, проводился этап чемпионата мира среди любителей Oceanman.
В нем могли принять участие как профессиональные пловцы (которые соревнуются между собой в общем зачете), так и любители вроде меня, вне конкурса. Я зарегистрировался на дистанцию в пять километров. На том, что такое Oceanman, нужно остановиться подробнее, потому что именно благодаря этой серии соревнований я получил возможность развиться из абсолютного любителя в пловца, который может плавать серьезные сложные дистанции.

Нужно отметить, что такой вид спорта, как плавание на открытой воде, в последнее время набирает огромную популярность. Соревнования в этом виде спорта проводятся по всему миру.
Плавание на открытой воде очень отличается от плавания в бассейне – техническим арсеналом, сложностями и задачами.
Здесь есть свои суперзвезды

Например, легендарный ирландец Стивен Редмонд, который впервые в мировой истории совершил так называемый Ocean's Seven Swim.

Он переплыл семь крупнейших проливов мира, включая Гибралтар, Ла-Манш, пролив Кука, Северный (Ирландский) пролив, пролив Молокаи на Гавайях, пролив Каталина в США, и пролив Цугару в Японии.
После Редмонда это достижение повторили еще шесть человек.

Стивен Редмонд - OCEANMAN

Впервые в мировой истории переплыл семь крупнейших проливов мира
Есть несколько серий заплывов, которые наиболее удобны для казахстанцев

Это, прежде всего, Oceanman, о котором я подробнее расскажу ниже. Также интересны заплывы, которые проводит международная федерация плавания FINA – наряду с официальными соревнованиями, в те же даты FINA проводит соревнования для любителей на небольшие дистанции, как правило, в довольно теплой воде, например в Гонконге или ОАЭ.

Интересная серия заплывов проводится в России компанией X-Waters – уже упомянутый мной VolgaSwim, заплыв на Байкале, заплыв на озере Селигер, и многие другие. Есть несколько интересных заплывов в Англии, к примеру, Henley to Marlow Bridge на реке Темзе.

Массовые интересные заплывы проводятся в исторических местах – например, пятикилометровый заплыв по Франции из замка Монте-Кристо, или заплыв из тюрьмы Алькатрас. Это заплывы не очень сложные, но интересные своей атмосферой.

И, в завершение, следует упомянуть ежегодный массовый заплыв на 6,5 километров в Босфорском проливе, в котором уже приняли участие многие казахстанцы.
Заплывы серии Oceanman (я участвовал в четырех) регулярно проводятся в нескольких странах мира – Испании, Италии, Мексике, Малайзии, России и Греции. География заплывов постоянно расширяется.

Дистанции варьируются от одной морской мили (чуть меньше двух километров) до 14 километров, максимальной дистанции Oceanman на озере Орта в Италии. Это массовые заплывы, в которых принимает участие до тысячи человек, с хорошей организацией и дружелюбной спортивной атмосферой.
Подготовка к Tabarca
Мне предстояло проплыть пять километров в соленой морской воде, в которой раньше я никогда не плавал. Я понимал, что с той подготовкой, которая у меня была перед Волгой, на Oceanman Tabarca шансов у меня не будет.
И тогда я написал в школу плавания I Love Swimming, которая недавно открылась в Алматы, с просьбой потренировать меня индивидуально. С этого письма началась наша дружба с командой I Love Swimming, с директором школы Владимиром Назаренко и тренером Дмитрием Токаревым.

Дмитрий тренировал меня четыре недели, помог научиться правильно дышать, делать более эффективный гребок в кроле, показал упражнения для правильной разминки, дал советы по питанию. Четыре недели индивидуальных тренировок с Дмитрием сделали из моего довольно кривого любительского плавания что-то похожее на настоящий кроль.

Я, в свою очередь, после заплывов активно делился опытом с учениками школы I Love Swimming, проводил для них семинары, рассказывал о практике, технике и сложностях заплывов на открытой воде.

Но были вещи, которым научиться в бассейне было невозможно. Их можно было только освоить на практике, путем проб и ошибок. И мой первый заплыв в морской воде это показал.

День старта
11 сентября 2016 года я проплыл пять километров вокруг острова Табарка примерно за 2 часа 15 минут. Это было очень плохое время (спустя полгода я проплыл аналогичную дистанцию за 1 час 21 минуту), и заплыв дался мне очень тяжело, в первую очередь потому, что я не умел плавать в соленой морской воде.
Казалось бы, плавание есть плавание, в чем может быть разница?
Но плавание на открытой воде тем и интересно, что к простой задаче проплыть определенную дистанцию за определенное время добавляется масса дополнительных факторов, которые сложно учесть заранее, и которые очень усложняют (а с другой стороны, делают интереснее) жизнь пловцам.

Основные проблемы плавания в открытой воде – это холод, соленая вода, волна и течения, погода, солнце, морские животные.
Препятствия
Морская вода вообще довольно агрессивная среда. Ее и водой-то назвать сложно. Ее нельзя пить, и очень нежелательно глотать – после трех-четырех хороших глотков у пловца может начаться тошнота, которую очень сложно остановить. Такие случаи происходили у меня на глазах.


В любом месте, в котором части тела и экипировки пловца соприкасаются между собой, начинает кристаллизоваться соль, очень быстро появляются натертости, которые соль разъедает до состояния ран. Я дважды во время заплывов стирал себе шею воротником гидрокостюма до такой степени, что у меня на шее до сих пор есть шрамы, и все из-за отсутствия опыта – некому было подсказать мне на первых заплывах, что можно использовать специальные смазки и защитные воротники, этому тоже пришлось учиться на ходу.

Отдельной, и очень существенной проблемой является холод. Я как-то плавал десять километров при 18 градусах тепла, и это было очень сомнительное удовольствие, потому что при такой температуре очень сложно даже согреться во время движения.

Волны укачивают, боковая волна может перевернуть пловца, а борьба с волной отнимает силы. Течения могут помогать, а могут и сильно мешать. Некоторые живущие в море существа, к примеру, медузы, наносят пловцам довольно сильные повреждения – правда, справедливости ради нужно сказать, что массовые старты вроде Oceanman проводятся в местах, где опасных морских существ почти нет.

На Oceanman Tabarca сыграли почти все эти факторы. Я наглотался воды, стер до крови шею и подмышки, поборолся с волной и сгорел на солнце.

Казалось бы, удовольствие было очень сомнительное, и на этом можно было и успокоиться. Но так не произошло.
Я –Oceanman
После Табарки я не планировал ехать куда-то еще. Мне казалось, что для начала двух стартов вполне достаточно, и можно будет не торопясь продолжить в следующем году. Но если ты уже «подсел» на соревнования, спокойная жизнь приедается быстро. Буквально через неделю после старта у меня уже возникла довольно бредовая идея…

16 октября 2016 года должен был состояться финальный этап чемпионата Oceanman в городе Бенидорм, Испания. Дистанции на этапе были стандартные – одна морская миля, пять километров и десять километров.

Можно было выбрать дистанцию в пять километров, но в этом не было спортивного азарта, потому что я знал, что эту дистанцию я точно проплыву. Поэтому я решился на шаг, от которого меня отговаривали все, начиная с семьи и заканчивая тренером – я зарегистрировался на дистанцию в десять километров.
Oceanman в городе Бенидорм, Испания
Только спустя время я понял, что это было правильное решение. Если бы я не решился тогда проплыть десятку, то еще долго плавал бы небольшие дистанции, и не было бы никакого Гибралтара ни в этом, ни в следующем году.

Десятка стала для меня принципиально важным психологическим рубежом, пропуском в высшую лигу. Но для этого ее надо было проплыть, а до старта оставалось всего три недели. Я разработал жесткую и очень насыщенную программу подготовки, включающую тренировки в бассейне семь дней в неделю и силовые тренировки.

Мне пришлось полностью изменить режим дня. В своей «доспортивной» жизни я был стопроцентной «совой», ложился очень поздно, около двух, вставал тоже поздно, редко завтракал. Мне пришлось стать «жаворонком», вставать каждый день в шесть утра, поменять режим питания и сделать его более регулярным.

В Интернете и путем консультаций со специалистами я изучил вопрос о спортивном питании и добавках, и начал активно использовать их в подготовке. Моя жизнь сконцентрировалась вокруг одной простой и важной задачи – проплыть десять километров кролем.
День старта
И я это сделал. 16 октября 2016 года, в 8.30 утра, на прибрежной полосе испанского города Бенидорм раздался рев сирены, и около 200 пловцов со всего мира бросились в холодную морскую воду Средиземного моря, чтобы проплыть 10 километров от берега до берега.
Дистанция далась мне очень тяжело. Никогда, ни до, ни после, даже на гораздо более сложных стартах, я не подходил так близко к границе своих физических и моральных сил. Если первые четыре километра дались мне относительно просто, то после этого на дистанции началась волна, которая вытянула из меня все силы.

Последние три километра я плыл уже совершенно без сил, на голой силе воли, и все повторял себе «Еще сто гребков – и все, снимаюсь с дистанции». А когда сто гребков кончались, повторял эту мантру снова. Задача была поднять руку, сделать пронос, зачерпнуть ладонью воду и двинуть тело еще немного вперед. Других задач не было.
Именно тогда я понял самую принципиальную вещь, которая касается плавания на открытой воде – успех любого заплыва на 50% в голове.
Если ты настроен правильно, твоя голова заставит руки работать, даже если сил в них не осталось совсем. Заплыв в Бенидорме подвел меня к границам моих возможностей. Я, объективно, не был к нему готов. Но я доплыл до конца, и это было самое главное.
Не прошло и года, как десять километров стали частью моей еженедельной тренировки. Готовясь к Гибралтару, я проплывал эту дистанцию каждую субботу, после очень насыщенной тренировочной недели. Но ту, первую десятку я не забуду никогда. После нее я получил возможность носить звание «Oceanman». Это звание я потом подтверждал еще дважды.

Тренировки, питание, режим
После первого Oceanmana я сформулировал для себя общие принципы подготовки, по которым тренируюсь и сейчас.
Принцип первый – тренировки не прекращаются никогда

Жизнь пловца-марафонца делится на сезон (период, когда проводятся старты, с апреля по октябрь), и межсезонье (с ноября по март). Межсезонье, то есть период, когда стартов нет, не означает, что можно не тренироваться – хотя, безусловно, тренировки в межсезонье гораздо менее активные. В межсезонье я совершенствую технику плавания, работаю над скоростью.

Принцип второй – если хочешь плавать много, плавай много. В сезон я тренируюсь шесть дней в неделю. С понедельника по пятницу плаваю по четыре-пять километров в день, комбинирую скоростные и силовые тренировки. В субботу плаваю контрольную дистанцию, перед Гибралтаром эта дистанция составляла каждую неделю десять километров. Конечно, для этого приходится очень рано вставать – десять километров в стандартном 25-метровом бассейне проплыть очень сложно, и лучше, если людей вокруг будет немного.
35-40 км

Моя еженедельная дистанция в сезон
600 км

. За сезон-2017 я проплыл в бассейне
14 суток

Общее время плавания составило
Именно такие большие объемы помогают мне преодолевать большие дистанции.
Принцип третий – концентрация на силе гребка. Мощный, сильный гребок очень важен на открытой воде, он помогает бороться с течением и волной. Для увеличения силы гребка я активно использую лопатки и утяжелители, специальные пояса с кармашками, которые наполняются водой и тормозят движение спортсмена. Я стараюсь делать тренировки настолько тяжелыми, чтобы обычный скоростной кроль по сравнению с ними казался отдыхом. Тем самым я создаю себе своеобразный запас прочности для дистанции на открытой воде.

Принцип четвертый – спортсмена делает режим. Правильное питание и хороший сон ничуть не менее важны, чем собственно тренировки. В сезон я сокращаю потребление жирного и острого – печень и так перегружена, в питании делаю упор на углеводы, продукты, богатые витаминами и минералами. Я не курю (в межсезонье могу позволить себе сигару), и в сезон полностью исключаю алкоголь. Проблема с алкоголем даже не в том, что он перегружает печень и сердце, а в том, что он замедляет процессы восстановления мышц после тренировки, а это недопустимо. Я стараюсь соблюдать режим сна, и спать не менее семи часов в сутки. Я также активно пользуюсь спортивными добавками, витаминами, BCAA.

Принцип пятый, и самый важный – успех у спортсмена в голове. Психологический настрой на дистанцию важен ничуть не менее, чем физическая подготовка. Вода – не совсем дружелюбная стихия даже для подготовленного человека. В ней есть риск поддаться панике, сдаться, сняться с дистанции. Сделать это можно на любых соревнованиях, но я никогда не рассматривал для себя такую возможность. Нужен не просто настрой на победу – нужна стопроцентная уверенность в ней. У меня, как и у каждого спортсмена, есть свои приемы для такой подготовки, например, любимая музыка.

Глава 3
На Гибралтар!
Зарождение идеи
7 мая 2017 года я снова проплыл полную дистанцию Oceanman, на этот раз на уже знакомом мне острове Табарка в Испании, за 3 часа 27 минут – неплохое время для начала сезона. Уже тогда у меня возникла первая мысль о том, что к концу сезона можно замахнуться на что-нибудь по-настоящему серьезное. И именно тогда название «Гибралтар» впервые приобрело практический смысл.
Почему именно Гибралтар? Потому что это первый старт в легендарной серии Ocean's Seven Swim, который покорился очень немногим, и на котором еще ни разу не было представителей нашей страны – очень амбициозная цель!

Но между десятью километрами и Гибралтаром, дистанция на которой может варьироваться от 16 до 22 километров, все-таки огромная разница. Мне нужен был тест, проверка, позволяющая понять, могу ли я попробовать более серьезную дистанцию.

Такой тест я прошел 24 июня 2017 года в Италии, на озере Орта, на самой длинной дистанции серии Oceanman – 14 километров. Эту дистанцию я плыл около пяти часов. Она далась мне непросто, но важен был сам факт, что можно заплывать за десять километров. И я снова решил рискнуть. Но тут начались первые трудности.

Как выяснилось, организацией заплывов через Гибралтар занимается испанская компания ACNEG. Это делается на коммерческой основе, и ACNEG единственная в Испании организация, которую правительство этой страны уполномочило организовывать такие заплывы. ACNEG ведет полный реестр пловцов, переплывших Гибралтар с 1928 года.
Всего за эти неполные 90 лет Гибралтар переплыло около 1200 человек со всего мира, то есть в 6,5 раз меньше, чем людей, покоривших Эверест.
В год ACNEG выдает около 60 разрешений на заплыв. Все заплывы проходят с мая по октябрь, каждому зарегистрированному присваивается определенный период (тайд), когда он может попытаться выйти в море. Если в свой тайд пловец по какой-то причине (чаще всего, это плохие погодные условия) не может совершить заплыв, он теряет такую возможность до следующей регистрации.

Как вы понимаете, в условиях, когда на Гибралтар выдается 60 лицензий на всех желающих со всего мира, ждать заплыва приходится долго. Другие пловцы говорили мне, что своей очереди они ждали около трех лет! Но когда я впервые написал в ACNEG, я всего этого еще не знал. Излишним будет говорить, что в ACNEG мне даже не ответили.

Однако я решил поискать обходные пути. Путем долгих поисков, расспросов и серфинга на русскоязычных, англоязычных и даже испаноязычных сайтах я обнаружил, что у ACNEG ежегодно выкупают слоты некоторые посредники, которые потом перепродают их спортсменам и организуют поддержку на заплыве. Я нашел одну из таких компаний, Neda El Mon, и написал им.

Надежды на успех у меня были небольшие. На сайте Neda El Mon говорилось, что регистрация на заплыв 2017 года была завершена еще в декабре 2016, а я написал им в конце июня 2017, всего за два месяца до заплыва.

Но мне сказочно повезло. Neda El Mon ответили почти сразу. Буквально за день до моего письма один из спортсменов снялся со старта в сентябре из-за травмы. Меня попросили пройти ряд тестов в бассейне, в основном на скорость, и отправить результаты. После тестов мне подтвердили, что я физически способен проплыть Гибралтар. Оставалось только оплатить регистрационный сбор – и слот был мой.

Но была еще одна трудность, о которой меня честно предупредили. Место, которое мне досталось, было не в индивидуальном, а в групповом заплыве. Я поначалу обрадовался этому, подумав, что группой плыть легче, но мне объяснили, что это не так. При групповом заплыве (максимум четыре человека) вся группа, по правилам, должна держать одну скорость.

Если один из участников группы отстает более чем на 50 метров, его снимают с дистанции, и такие случаи нередки. Было понятно, что мне предстоит плыть в группе очень сильных пловцов, и я должен был держать их скорость. Будь заплыв индивидуальным, скорость я определял бы сам.
Восемь недель до старта
Я разработал восьминедельную программу подготовки, пожалуй, самую интенсивную в моей спортивной жизни. Она включала девять тренировок в неделю – пять пятикилометровых интервальных тренировок в бассейне с понедельника по пятницу, субботнюю десятикилометровую контрольную тренировку, и кросс три раза в неделю по восемь километров.
Общая дистанция, которую я проплыл за восемь недель,
составила больше 200 километров.
Временной промежуток, в который нам предстояло проплыть Гибралтар, был с 7 по 12 сентября. Вечером 6 сентября я уже был на месте, в маленьком испанском городке Тарифа, из которого и стартуют пловцы.

В девять вечера того же дня, после утомительного двадцатичасового пути, я прошел обязательный предстартовый медосмотр. Оставалось только ждать погоды, и ее пришлось ждать целых пять дней.
Немного об организации заплыва

Пловцы стартуют с испанского берега. Сопровождают группу две лодки. Одна, побольше, корректирует курс. Через Гибралтар нет прямого пути – курс зависит от течений, направления ветра и движения кораблей. Именно поэтому применительно к Гибралтару сложно говорить о конкретной дистанции. Мы плыли 16 километров, и нам очень повезло, потому что мы могли плыть и 22 километра, если бы течения и ветра были менее благоприятными.

Поэтому на Гибралтаре очень велика роль опытного шкипера. Впрочем, шкипер ACNEG, Антонио, оказался истинным профессионалом своего дела. Вторая лодка находится рядом с пловцами (при этом касаться ее нельзя), с нее пловцам подают питание и корректируют скорость группы.

Питание каждый составляет себе сам. Я взял обычные энергетические гели, гели с электролитами и изотонические напитки для поддержания баланса минералов в организме. Для питания каждые сорок пять минут пловцы останавливаются на очень короткую паузу, буквально секунд тридцать – Гибралтар устроен так, что как только ты останавливаешься, тебя начинает уносить течением, и поэтому на Гибралтаре почти нет возможности сделать паузу.
Судьбу пловцов в проливе определяют два ветра – «плохой», марокканский Levante, и «хороший», испанский Poniente.
Когда дует Levante, заплывы отменяют – из-за высокой волны в это время невозможно приблизиться к берегу Марокко. Poniente, напротив, помогает пловцам. Есть и другие ветра. У испанского берега довольно сильное течение. Чтобы его преодолеть, первый час нужно двигаться на максимальной скорости, да и потом не очень-то удается снизить темп.

Переход из течения в течение можно почувствовать по температуре воды. На середине пролива вода теплее, около двадцати градусов, а у берега Марокко значительно холоднее, около семнадцати, причем холодает вода как раз тогда, когда ты сильно устал и способность организма вырабатывать тепло снизилась.
Именно поэтому Гибралтар успешно преодолело так мало людей. Гибралтар – это запутанная сеть ветров, течений, направлений и температур. Погодные условия на берегу могут быть идеальными, но ситуация на берегу не имеет никакого отношения к ситуации в море.

На середине пролива ходит волна высотой под два метра и выше, которую тоже нужно учитывать. Заплыв зачастую могут отменить прямо перед намеченным стартом, если шкиперу передадут неблагоприятный прогноз. Именно это случилось с нами – старт, намеченный на 11 сентября, отменили за полчаса до начала, когда мы уже надели гидрокостюмы и успели размяться. Такая неопределенность очень сильно мешает правильному настрою на заплыв.

Нужно быть готовым плыть в любое время пять-шесть дней подряд, и спортсмены перегорают, теряют настрой. В одной из трех групп, которые плыли перед нами, с дистанции сошло сразу двое. Забегая вперед, скажу, что в нашей группе тоже сошел с дистанции один из пловцов.
Мне довелось плыть с тремя представителями Испании, хотя на заплыв приезжают люди со всего мира – я познакомился со спортсменами из Калифорнии, Франции, Молдовы. «Моих» испанцев звали Хоаким, Даниэль и Франсиско. Хоаким был самый старший в группе, около пятидесяти.

Именно он снялся с заплыва на первом часу, не выдержав темпа, который мы задали. Хотя справедливости ради нужно сказать, что мы старались вытянуть его изо всех сил, и плыли специальным «алмазным» построением, в котором сильнейший пловец идет первым, во главе угла (эту роль меняли я и Даниэль), а самый слабый – в середине, и остальные как бы раздвигают воду для него, берут на себя удар волн.

Но даже это не помогло, хотя, как я подозреваю, Хоаким просто перегорел перед стартом. Те дни, которые мы провели в ожидании погоды, мы каждое утро отрабатывали построение, проплывая по два-три километра, привыкали к воде и волне.
Старт
Долгожданный день настал.
12 сентября, около 13.00 по местному времени, мы взяли старт от испанского берега Тарифы и устремились к берегу Марокко.
Первые два часа дались мне очень легко – сказались тренировки. Я уверенно лидировал и вел за собой группу. После того, как сошел с дистанции Хоаким, мы перестроились и поплыли в ряд.

Потом началась волна. Само по себе плавание на волне особых трудностей не представляет, но у волны есть одна особенность – она укачивает. На заплыве, из-за адреналина и общего напряжения, ты это не чувствуешь, но когда я выбрался на лодку после достижения цели, мне стало очень плохо, и это недомогание полностью ушло только через несколько часов.
День старта. Гибралтар.
Плавание на дальние дистанции – это смена периодов кризиса, когда каждый гребок ты буквально вытаскиваешь зубами, и периодов прилива сил.
Сильнейший кризис случился у меня на двенадцатом километре, примерно через три с половиной часа после начала. Руки онемели окончательно, каждый гребок оставлял ощущение того, что к рукам привязано по тяжелой гире.

Я начал отставать от остальных, стал терять концентрацию, но потом взял себя в руки, и просто стал вытягивать гребок за гребком, пытаясь делать их максимально эффективными. Эта борьба с собой продолжалась примерно полчаса, потом я снова взял темп, и до конца заплыва дошел очень уверенно и с хорошим запасом сил.
Конец заплыва наступает неожиданно.
Во-первых, весь последний час ты в буквальном смысле плывешь вдоль берега. До берега, кажется тебе, можно рукой подать, но лодка уходит в сторону, снова и снова, и так хочется бросить ее и устремиться прямо к берегу, но нельзя – нам объяснили, что шкипер просто так поворачивать не будет, что в этом месте у берега сильное течение, которое не даст к нему приблизиться.

И в конце концов ты перестаешь обращать внимание на близость берега, и просто плывешь – и в этот момент лодка останавливается, и с нее тебе указывают на скалу, до которой буквально метров двадцать. Все. Конец.

Приплыли. 4 часа 46 минут – и мы у берега Марокко. Это все происходит так обыденно, что ты сразу не осознаешь, какую гору только что своротил. И только спустя время, на обратном пути, в лодке приходит понимание – я это сделал. Я переплыл Гибралтарский пролив!
Мечты и планы
После Гибралтара я, конечно, хочу продолжить Ocean's Seven Swim, и следующей целью будет Ла-Манш. Но Ла-Манш – это намного более сложная задача, чем Гибралтар.
Задача на следующий год – перейти на отметку 20+. Есть три заплыва, которые мне интересны, и я постараюсь стартовать как минимум на двух из них. Это 21,5 километр на озере Vidostern в Швеции; 25 километров на Kotlin Race в Финском заливе Петербурга; и 28-километровый марафон на озере Орта в Италии, на котором я уже плавал 14 километров. Эти заплывы интересны мне как сами по себе, так и в рамках подготовки к более серьезным стартам.

Расстояние на Ла-Манше может составить до 40 километров, а время – 14-15 часов. Кроме того, для Ла-Манша потребуется отдельная адаптация к холодной воде. Ла-Манш – это задача на годы. Я постараюсь подойти к этому проливу в 2019 году, и это будет сложно.
А в заключение хочу сказать, что я, по всей видимости, нашел все-таки «свой» спорт. Спорт, который не хочется бросать; от которого не устаешь, несмотря на любые нагрузки; который заставляет мобилизовать все резервы организма и духа; и на который с радостью идешь ранним утром.

Желаю каждому из вас найти спорт себе по душе, и добраться в нем до самых дальних берегов.

Автор статьи: Ержан Есимханов