Предисловие NB. Интервью с основателем группы «Selena» Кшиштофом Домарецким получилось не совсем обычным. До начала встречи мы предупредили, что не будем спрашивать о рынке, ведь National Business изучает человека в бизнесе и бизнес в человеке.

Что позволило нашему герою за относительно короткий срок расширить компанию до таких масштабов? Цифры говорят сами за себя. Сегодня в состав Группы «Selena» входят 30 компаний. Холдинг имеет 17 заводов и реализует заказы на территории более чем 70 государств по всему миру. 

Интервьюер – Денис Кулькин, главный редактор National Business

 

ДК: — И первый вопрос будет звучать так: почему Вы решили заниматься бизнесом тогда, в 90-х годах? Что Вами двигало? Какие цели перед собой ставили? Что чувствовали?

КД: — Во второй половине 80-х годов в бывшем соцлагере уже было понятно, что коммунистическая система не сработала, что эта система проиграла, особенно с экономической точки зрения. Несмотря на то, что идеи были хорошие. Я работал тогда в университете ассистентом кафедры конституционного закона и законодательства, был ассистентом преподавателя, учил студентов. И зарабатывал 23 доллара в месяц. А хотел создать семью. Я любил свою работу, но в то время у большинства молодых ассистентов и кандидатов (многие из нас работали над кандидатскими диссертациями) не было такой возможности в Польше. С одной стороны, мы были молодой интеллектуальной элитой нашего народа, с другой стороны, система не выделяла достаточно денег для того, чтобы можно было иметь семью, работать нормально и так далее. В то время открывалась новая система, мы еще даже не знали, как она называется.

эта новая система свободной экономической деятельности открывала намного больше возможностей.

Я уже тогда немало попутешествовал по миру, был в Индии, Сингапуре, Западной Европе, видел различия. Меня пригласили коллеги из политехнического института, сказали: ты юрист, а мы инженеры, предложили создать компанию, компьютерную фирму. Тогда, в 87-м, мы ее открыли. И там я за месяц зарабатывал больше, чем в университете за год. Это была очень простая причина, по которой многие люди, такие же как и я, переключились с обычной работы на работу в бизнесе. Вот и все начало.

ДК: — Вы создали семью сразу после того как начали зарабатывать достаточно денег или жили без семьи еще какое-то время?

КД: — Нет, это было постепенно. Знаете, последние 30 лет молодые люди не спешат создавать семью, быстро хотят что-то сделать. Я пошел таким путем. Сначала создал бизнес.

ДК: — Пройдя этот многолетний путь, получив огромный опыт, что бы Вы сказали молодому себе, если бы это было возможно? Какие ошибки нельзя совершать? Что бы Вы себе посоветовали?

КД: — Мне сложно говорить об ошибках, потому что мне повезло. Я создал фирму, базой которой является средняя европейская страна, не самая большая. Наша фирма работает в данный момент на 70 рынках мира, и я не могу сказать об ошибках, которые были, но могу сказать, как избежать ошибок. Есть два главных принципа, чтобы избежать ошибок. Первое – всегда спрашивай своих подчиненных, производителя и торговую фирму и ты не ошибешься.

Я спрашиваю не директоров, а обычных базовых сотрудников фирмы – менеджеров по продажам, менеджеров по продукции. Они говорят мне правду о компании.

И это первый подход, или первый метод, чтобы избежать ошибок. Второе – всегда быть готовым сказать себе, что мой подход к данному делу, процессу, продукту или подчиненному был неверным и я могу относиться к этому по-другому.

Менеджер, который хочет иметь настоящий успех, всегда должен быть способен признать перед подчиненным, что он был не прав. И это мне пока помогает.

Когда я открывал фирму, у меня было всего четыре сотрудника, теперь – 1700. Когда мы начинали работу, мы были только торговой компанией, теперь имеем 17 заводов по всему миру – в Европе, Южной Америке, Азии, теперь и в Казахстане. Такой подход везде помогает.

ДК: — Тогда вопрос такой. Самое сложное в наше время — найти качественных, эффективных, верных людей. Как Вы нанимаете и как увольняете сотрудников? Какими качествами нужно обладать, чтобы Вы приняли человека и каких достаточно для того, чтобы его уволить?

КД: — Вопрос недостатка людей — это проблема мировая. Она не касается только Казахстана, не касается только Китая или Европы, США. Эта проблема всего мира. Из-за того, что мировая экономика растет очень быстро. Просто количество людей, которые хотят присутствовать на хорошем уровне в этом росте, меньше, чем возможностей для самого роста. Мы как человечество могли бы развиваться быстрее, но довольно мало людей готовы курировать и быть лидерами этого роста. Поэтому развиваемся так, как развиваемся.

Теперь о профессиональных качествах. Надо быть профессионалом в своей области. Я, когда создавал первые заводы, знал, что мы как торговая фирма в производстве вообще ничего не понимаем. Торговые менеджеры всегда не понимают производства, это и есть большая ошибка. Поэтому, чтобы создать хорошее предприятие, сразу нанял квалифицированных менеджеров, которые занимались производством уже более 20 лет в других индустриях. И они подсказали, как все создать, они в этом вопросе лидировали.

Таким образом, первое – искать менеджеров, которые профессионалы в данном деле. Второе – какие они люди: честные ли, как относятся к другим.

Такие базовые качества, которые характеризуют нас всех, не только менеджеров. Если эти два качества пересекаются – профессионализм и хороший подход к людям, – тогда в большинстве случаев все работает.

ДК: — Как Вы увольняете людей? Насколько для Вас это сложно?

КД: — Я не люблю этого делать, но бывает, что вынужден. Если сотрудник не работает так, как обещал, тогда рано или поздно у нас возникают проблемы. Я должен следить за менеджером, как он выполняет свои задачи и имеет ли соответствующие качества, равно как и за тем, на кого его плохая работа влияет. Значит, он или профессионально слаб, или у него плохие отношения с людьми, несмотря на то что он хороший специалист. И это является основанием, чтобы человека уволить. Но это в крайнем случае. Первым делом ему нужно дать шанс и сказать: «Ты должен исправить это, это и это».

ДК: — Когда Вы строили свои первые заводы, наверняка планировали, как это будет выглядеть через 10-15 лет. Получилось ли у Вас реализовать то, что задумывали?

КД: — Мир развивается так быстро, что я не знаю ни одного менеджера, который бы планировал на 15 лет вперед. И могу сказать, что сам никогда не планировал на такой срок. Потому что через 15 лет мир будет совсем другим. И 15 лет тому назад, в начале 2000-х, все было по-другому. Я планирую лет на пять, максимум на семь. Вы спрашиваете про наши первые заводы. Мы планировали только три завода для начала – один по монтажной пене, второй по производству герметиков и третий по производству клеев. Но наш рост был намного быстрее, чем любые наши планы. И заводы оказались маленькими по сравнению с тем, как все росло. Поэтому нам нужны были другие заводы, и они были уже побольше.

ДК: — Почему так произошло? Наверняка Вы анализировали, почему рост был быстрее плана.

КД: — По-моему, никто в мире, кроме Китая, ни в Европе, ни в Азии, ни в России, ни в Южной Америке и особенно в Африке не ожидал такого роста экономики, какой происходит в последние 20 лет. И мы тоже были в группе людей, которые предполагали, что рост будет, но не думали, что он будет таким большим. Мы не ожидали, что в течение 25 лет после развала коммунизма Польша станет нормальной, полностью развитой европейской страной, где хорошо работает экономика, где торгуют товарами со всего мира, и мы торгуем со всем миром. И являемся сильным членом Евросоюза. Люди живут намного лучше, чем жили 10-15-20 лет назад. Мы этого не ожидали. Этот рост превысил все, о чем мы воображали. Что касается Selena, то кроме роста в Польше мы вышли на международные рынки, особенно на молодые рынки – такие как Турция, Россия, Южная Корея, Центральная Европа, Бразилия. Все эти рынки растут очень быстро. Некоторые быстрее, чем даже в Польше. И если мы суммируем рост Польши и всех этих рынков, этот рост обогнал все, что мы планировали.

ДК: — Моя прабабушка, ее звали Софья Войцеховна, была полькой. Она очень много работала всю свою жизнь и прожила до 90 лет. Это единственный человек из Польши, с кем мне доводилось говорить до Вас. И теперь вопрос такой: есть ли у Вас время на общение с семьей, друзьями? Есть ли у Вас личное время? Или для Вас работа — это всё?

КД: — У меня достаточно времени. Что касается семьи, мы с женой имеем двух сыновей. Одному 25, второму 21 год. Они занимают много моего времени. Я пробую учить их чему-то в части международного развития, объясняю бизнес в разных странах, людей, другую культуру, политику, подходы. Они присутствуют в моей работе, даже если не ездят со мной по миру. Во-вторых, как я уже говорил, я работал в университете. Одно из качеств людей, которые работали в университете, – они любят читать книги. И я до сих пор люблю читать. Особенно нелегкие книги, потому что я учился философии. До сих пор, обычно в воскресенье, потому что тогда другая скорость, читаю философские книги. И даже поддерживаю некоторые издательства в издании философических книг. Например, на прошлой неделе мне прислали книгу «Апология Сократа», в качестве подарка за то, что я помог ее издать. Больше половины воскресенья я посвятил этой книге, хотя читал ее, по-моему, уже в третий или четвертый раз в жизни. Но поскольку автор книги Платон, чтение всегда приносит новые идеи и это не меняется. Итак, читаю, катаюсь на велосипеде, живу недалеко от гор. Имею время.

ДК: — Вы счастливый человек! Вы говорите о философии и Платоне. Наверняка Вы слышали или читали книгу «Черный лебедь» Нассима Талеба. Как раз в этой книге он критикует Платона за слишком большую систематизацию. Согласны ли Вы с чем-нибудь из этой книги?

КД: — Надо учесть одно. С самого зарождения человечества человек пытался понять природу, понять окружающую среду, потом понять галактику и больше – весь мир. Систематизация является главным инструментом, чтобы это понять. Человек не является тем, кто сделал этот мир, но из-за того, что мир сотворен не им, он и не знает, как это сделано. Например, не вы сделали iPhone 7, но можете заинтересоваться, как его сделали. Это непросто. А понять, как сделан весь мир, еще сложнее. Поэтому человек внедрил что-то такое как систематизация. Систематизация – это инструмент, который помогает людям понять, что такое мир.

И с этой точки зрения Платон и Аристотель сделали очень много хорошего, чтобы 24 века спустя Нассим Талеб мог писать книги.

Без систематизации не было бы науки, которая разрешила ему писать книги. Но Талеб это написал просто по-другому. Нашей систематизации не хватает как инструмента, чтобы понять весь мир. И он говорит, что бывают разные такие случаи, которых мы не ожидали. Но с точки зрения математики, квантовой физики и особенно философии Нассим Талеб не сказал ничего нового в своей книге. Он просто использует часть достижений науки, для того чтобы многим менеджерам, политикам, обычным людям показать эти сложные законы и правила способами, которые они бы поняли. Ценность книги в том, что она показывает то, что наука уже давным-давно знала, но, может, не так хорошо было передано обычным людям.

ДК: — То есть он популяризатор науки?

КД: — Да-да! Надо помнить, что вопрос случая разработан философией в третьем веке до Христа.

ДК: — Охотно верю, что всю историю человечества нас интересовал вопрос – что же будет завтра? У меня был друг, я его всегда спрашивал, куда мы с ним пойдем завтра. Он отвечал: «Перестань меня спрашивать, потому что я не знаю, что будет через пять минут». Нам было тогда по 18 лет. Насколько он мудр, я понял спустя много лет. У меня такой вопрос – насколько систематизирована Selena? Остались ли участки, которые еще требуют доработки?

КД: — Прежде всего, у нас очень много работы по систематизации, и у нас это никогда не получится, потому что мир меняется ежедневно. Поэтому ни одна компания не может быть полностью систематизированной, даже железные дороги. Мы еще очень далеки от систематизации. Второе – люди тоже меняются. Третье – меняются конкуренты. Четвертое – меняются технологии. Поэтому, говоря о будущем, действительно не нужно задавать вопроса «что будет через пять лет?», потому что мы будущего не знаем. Но будущее надо творить. Делать, принимать какие-то идеи, какие-то решения насчет нужд людей, насчет продуктов, насчет товаров, услуг, которых сегодня еще нет.

Надо думать, будет ли это полезно для людей. Будет ли это иметь для них ценность. Если да, то следует сделать это. 

Потому что если мы, например, в этом году выпустили продукт «Tytan 60 секунд» и везде в мире клиенты им очень заинтересовались, то уже сегодня утром я здесь, в Астане, и рассматриваю разные рынки, и везде есть заинтересованность – такой вот натуральный рост. Но чтобы внедрить данный продукт в этом году, мы начали его разработку семь лет назад. То есть таким способом мы семь лет готовили будущее. В наших лабораториях в Польше, Испании или Китае мы разрабатываем сегодня продукты будущего. Потому что часть продуктов будет внедрена для клиента после 2020 года. Этот метод является рецептом на будущее. Благодаря которому люди наградят нас, сказав: «Ребята, вы сделали очень хороший продукт! Мы все его берем и просим еще больше!».

ДК: — Очень интересно. Делать будущее. У нас в National Business, а мы существуем с 2003 года, есть лозунг «Делать настоящее». У этого лозунга есть два смысла. Первый – делать настоящее, то есть сегодняшний день, и второй – делать настоящий продукт, качественный. И с этим мы живем. Это не позволило нам выйти на рынки многих-многих стран – пока. Но мы сегодня же подумаем над тем, что же такое – делать будущее. Еще один вопрос, если можно. Я хотел бы, чтобы Вы рассказали случай из жизни, который произвел на Вас самое сильное впечатление.

КД: — Много таких случаев было. То, что меня всегда впечатляет – это мои коллеги и рабочие из разных стран мира, которые очень хорошо понимают своих клиентов, но не как клиентов, а как партнеров и людей. И которые пытаются помочь им и по бизнесу, и по жизни. Приезжая в какую-нибудь страну, например, в Турцию или Румынию, или месяц назад я был в Украине, или здесь, в Казахстане – я вижу, что эти люди имеют между собой очень хорошие отношения. Они не только бизнес-партнеры, но и настоящие друзья, которые на основе того, что вселенная что-то для них производит, создали какие-то связи, которые улучшают их совместную жизнь. И это меня никогда не перестанет впечатлять.

ДК: — Может быть, в этом смысл того, что вы делаете?

КД: — Наверное, да. Потому что даже сегодня мы были на нескольких рынках и на стройке, и я видел, как люди между собой хорошо работают. И я был этому очень рад.

Комментарии доступны только участникам клуба NB