Предисловие NB. На полях Астанинского экономического форума мы поговорили с Яном Дирком Вайбуром (Jan Dirk Waiboer), старшим партнером и управляющим директором, председателем Boston Consulting Group Казахстан об их видении будущего нашей страны.

Интервьюер — Денис Кулькин, главный редактор National Business

 

ДК: — За последние два года объем прямых иностранных инвестиции в Казахстан существенно снизился, что объясняется падением цен на нефть. Ранее практически все ПИИ направлялись в нефтегазовый сектор.  В этих условиях, какие сектора экономики могут стать драйверами нового экономического роста и какие из них представляют наибольший интерес для зарубежных инвесторов?

ЯДВ: — Прежде всего, это не один, а несколько секторов, ведь долгосрочной целью для Казахстана является диверсификация экономики.  Есть несколько общих факторов, оказывающих влияние на экономический рост.  Во-первых, стабилизация, а в некоторых случаях — и повышение цен на энергоресурсы, что будет способствовать дальнейшему росту нефтегазовой индустрии.  Сейчас в этой сфере уже реализуется и запланирован ряд крупномасштабных проектов, которые дадут необходимый стимул развитию, в частности, газовой и газохимической отраслям.  Далее, есть региональные программы развития транспортной инфраструктуры, например, «Нурлы жол», направленные на поддержку «Нового шелкового пути». Значительная часть программы прошедшего Астанинского экономического форума была как раз посвящена «Новому шелковому пути», я думаю, это также послужит толчком к дальнейшему развитию данной сферы.   Позитивным фактором является приватизация и связанная с ней трансформация. Тот факт, что в процессе приватизации структура финансирования экономики сдвинется в сторону частного, а не государственного капитала, должен привлечь иностранных инвесторов: предполагается, что приватизация будет примерно на треть осуществлена за счет иностранного капитала. 

Еще один важный фактор – это планы и программы, которые в настоящий момент разрабатывает и реализует правительство Республики Казахстан.  Как раз сейчас BCG помогает разрабатывать стратегический план развития до 2025 года, который определит главные приоритеты продвижения страны на ближайшие восемь лет. Существует ряд направлений, играющих важную роль с точки зрения долгосрочного развития, — например, образование.   И, наконец, еще одним драйвером станет развитие цифровых технологий (программа «Цифровой Казахстан»), которые будут влиять на рост производительности.

Теперь давайте посмотрим на ситуацию в различных секторах.  Начнем с традиционных добывающих отраслей. 

Кроме стабилизации и возможного роста цен, о которых я уже говорил, мы видим значительные усилия самих игроков по реализации программ повышения эффективности. Мы считаем, что у Казахстана есть существенные преимущества в области добычи ископаемых и производства металлов, например, хрома и урановой руды — у страны очень выгодные позиции в плане затрат по этим ископаемым.  Чтобы сохранить данные позиции, необходимо и дальше реализовывать такие программы. Таким образом можно сохранять конкурентоспособность, а по мере стабилизации и роста цен добиться и дальнейшего развития этого сектора. Важным фактором здесь является внедрение цифровых технологий, а также геологоразведка, которая в последние годы велась крайне неинтенсивно. 

Если говорить о транспортной инфраструктуре, то очевидно, что Казахстан стратегически выгодно расположен и уже успешно привлекает инвестиции в транспортно-логистической сфере.   Я полагаю, что наличие инвестиционных проектов также будет способствовать дальнейшему привлечению иностранных инвесторов. Речь идет не только об объектах строительства, но и об организации складских систем, разработке новых технологий и сервисных моделей. Например, важно развивать сервисы с добавленной стоимостью, такие как 3PL (Third Party Logistics – то есть предоставление логистических услуг, выходящих за пределы простой транспортировки товаров), которые играют важную роль не только для улучшения международных перевозок, но и для повышения конкурентоспособности стран-экспортеров.

Ведь Казахстан находится очень далеко от большинства стран — конечных потребителей, и одним из главных препятствий для развития торговли сегодня является высокая стоимость экспорта.

Продукт изначально может быть очень дешевым, но прежде чем он попадет на рынок сбыта, его стоимость существенно вырастет.

Говоря о развитии транспортно-логистической инфраструктуры, стоит упомянуть об одном важном условии, а именно — об административной стороне, и особенно о таможенном контроле. К сожалению, в этой сфере пока еще есть сложности из-за применения разных стандартов. Например, в пищевой промышленности и сельском хозяйстве используются различные стандарты контроля качества продукции, в зависимости от того, в какую страну осуществляется экспорт, что может вызывать определенные трудности в плане согласования, поэтому к этому вопросу следует подходить очень взвешенно. 

Среди секторов, которые могут сделать свой вклад в экономический рост, следует назвать агропромышленный комплекс.  Мы полагаем, что у Казахстана имеются все возможности для того, чтобы развивать этот сектор. Здесь есть большой потенциал: Казахстан окружен густонаселенными странами, такими как Китай, страны Каспийского региона, однако уровень производительности сельского хозяйства довольно невысок.  Дело еще и в том, что сельскохозяйственная отрасль сильно фрагментирована: в стране в основном работают небольшие фермерские хозяйства, у которых недостаточно современных технологий, недостаточно свободного капитала, и из-за этого они не могут инвестировать в новые технологии, в обучение.  Они также пока не располагают достаточными возможностями для вывода своей продукции на рынок, поэтому новые знания и технологии смогут положительно повлиять на развитие данной индустрии.  Еще одна возможность, которая потребует уже больших вложений, — так называемая углубленная переработка: например, не просто выращивание пшеницы, но и ее переработка и монетизация продукта. Казахстан уже этим занимается, но не в тех объемах, в которых необходимо.

Если рассматривать сервисные отрасли, то, как я уже упоминал, большую роль здесь играет цифровизация. 

Правительство Казахстана приняло на себя обязательства по переходу на цифровую экономику.  Конечно, для этого нужны технологии и оборудование, однако в первую очередь необходимы связанные с технологиями сервисы. 

Это способ повысить эффективность, но также и возможность открыть дорогу для новых бизнесов.  Для этого потребуются специалисты, обладающие «цифровыми» компетенциями, которые смогут оказывать соответствующие услуги.  Мы полагаем, что данное направление также представляет очень хорошие возможности для роста и появления новых стартапов.  Важнейшее преимущество развития цифровых услуг заключается в том, что их рынок не зависит от границ и расстояний, что очень актуально для такой континентальной страны, как Казахстан. В отличие от физической продукции, цифровые услуги не обременены расходами на транспортировку, их рынком потребления может быть весь мир, а не только ближайшие соседи. Еще одно важнейшее преимущество в том, что эти услуги – чистый экспорт: для того, чтобы их произвести, нужен импортный компьютер, но затраты на него в общей себестоимости ничтожны. Таким образом, все, что произведено в этой сфере, можно экспортировать и получать чистую валютную выручку.

Продолжая говорить о сфере услуг, следует упомянуть туризм: мы считаем, что потенциал этого сектора также значителен. Об этом свидетельствуют, в частности, и Астанинский экономический форум, и ЭКСПО.  Однако мы полагаем, что здесь необходим более структурированный подход, охватывающий всю цепочку создания стоимости: авиаперевозки, локальная инфраструктура с учетом целевых сегментов и так далее. Отрасль может расти за счет китайских туристов из среднего класса, которые стремятся потратить деньги за рубежом. Для них Казахстан расположен достаточно близко, и если обеспечить хорошие условия отдыха, шопинга, страна вполне может стать для них привлекательным туристическим направлением.  Важнейшее преимущество туризма – создание рабочих мест. Это та сфера услуг, которую трудно заменить роботами, в ней работают люди. Более того, на два рабочих места, созданных напрямую в сфере туризма, приходится минимум одно рабочее место, созданное в смежных отраслях.

Также среди возможностей роста я бы назвал повышение доли предпринимательства и развитие сектора малого и среднего бизнеса (МСБ). Во многих развитых странах МСБ является двигателем роста экономики и важным фактором поддержания благоприятных условий для бизнеса. Для этого нужно, чтобы бизнес-образование становилось более практичным по своему характеру, цифровая инфраструктура была более доступной и росла поддержка стартапов.

ДК: — Вы абсолютно правы, ведь здесь возникает еще и вопрос возможностей для малого бизнеса, так как у нас нет достаточно квалифицированного человеческого капитала для обеспечения работы ИТ-бизнесов.  Но в первую очередь, это, конечно, вопрос финансирования — инвестиций в малые и средние предприятия.  У нас нет доступа к длинным и дешевым деньгам.  И в этих условиях, как можно развивать свой бизнес, и что может стать потенциальным источником таких инвестиций?

ЯДВ: — Мы считаем, что здесь играют роль несколько факторов, и не все они связаны с деньгами.  Деньги — это важное условие, но не единственное.  Одна из ключевых проблем в Казахстане — состояние банковского сектора.  Поэтому, какое бы решение мы здесь не предложили, оно должно включать в себя реформы и улучшение показателей в банковской отрасли. Необходимо, чтобы банки начали делать то, что должны, то есть предоставлять кредиты – разумеется, в рамках правильно налаженного процесса, с необходимым управлением рисками, чтобы избежать повторения прошлых ошибок.  То, что ранее обсуждалось в отрасли (я имею в виду возможное слияние двух крупных банков), может стать триггером для дальнейшей консолидации сектора. На наш взгляд, Казахстану не нужно то количество банков, которое есть сейчас. Напротив, стране необходимо ограниченное число надежных банков.

Мы полагаем, что консолидация банковского сектора станет важным шагом на пути к более здоровой финансовой системе.  Ведь проблема заключается не только в отсутствии доступа к кредитам как таковым, но и в том, что ограничен доступ к кредитам именно в тенге. Если, например, как малый бизнес вы получаете весь доход в тенге, а весь частный капитал при этом переведен в доллары и евро — это неблагоприятная ситуация, из которой надо каким-то образом выходить. 

Второй момент, на который необходимо обратить внимание — процедура ликвидации бизнесов, которые просто не могут и не должны существовать. Это сделает для банков предоставление кредитов более выгодным: многие из них на данный момент столкнулись с проблемой просроченной задолженности на фоне неспособности компаний соблюдать свои обязательства по полученным кредитам.  Такие компании фактически являются банкротами и в других странах уже были бы признаны таковыми, но в Казахстане этого не происходит, вот почему необходим механизм по их ликвидации. 

Однако это невозможно, пока банки не смогут решиться на списание убытков и даже не знают, с какой стороны подступиться к этой проблеме. Кроме того, мы полагаем, что необходимо предпринимать больше усилий, чтобы росло число средних и крупных компаний.

Сейчас много говорят о том, что в Казахстане просто невыгодно становиться средним бизнесом со структурой ТОО.

Ведь частные предприниматели обладают гораздо большей гибкостью, несут меньшую налоговую нагрузку и привлекают гораздо меньше внимания со стороны фискальных и регулирующих органов. В итоге сейчас на рынке нередко встречаются ситуации, когда средние компании распадаются до уровня отдельных предпринимателей, сотрудничающих между собой в рамках одного бизнеса. Конечно, таких ситуаций лучше избегать. 

С другой стороны, сами предприятия МСБ также должны активнее двигаться в сторону внедрения правильного корпоративного управления. Это касается налогообложения, большего объема безналичных расчетов, большей прозрачности бухгалтерского учета. На данный момент в Казахстане в этом смысле ситуация далека от идеальной, соответственно, для банков остается много препятствий в плане увеличения объемов кредитования таких компаний.

Нужно не забывать о том, что на многих рынках в мире МСБ – это самый прибыльный сегмент для банков. Причин тут несколько. Во-первых, у таких компаний достаточно высокий наличный оборот по сравнению с тем капиталом, который им необходим, что означает для банков очень высокий показатель рентабельности собственного капитала. Даже при условии, что данные по МСБ-компаниям не полностью прозрачны, банки должны учиться работать с этим – например, смотреть на историю транзакций клиента. Это может дать столько же информации, как и должным образом заполненная налоговая декларация, правильный бухучет, а может, и больше. Но для этого нужны специальные компетенции и умение работать с большими объемами данных.

В то же время справедливости ради нужно отметить, что в Казахстане поддержке МСБ все же уделяется систематическое внимание. Этим занимается, в частности, Фонд поддержки предпринимательства «Даму» (часть холдинга «Байтерек»). «Даму» оказывает финансовую и нефинансовую поддержку предприятиям малого и среднего бизнеса, в том числе через льготное кредитование банками второго уровня, субсидирование, гарантирование, грантовое финансирование, реализацию бесплатных обучающих программ и проектов и так далее.

Таким образом, необходимо предпринять ряд мер: оздоровлять банковский сектор, повышать прозрачность бизнесов, в том числе в плане их финансового положения и возможности выполнять взятые на себя кредитные обязательства. Однако на все это нужно время, так как речь идет о построении доверия на определенном уровне. 

ДК: — Ok. Тогда перейдем дальше.  Третий вопрос касается индустриализации. Как сделать программу индустриализации более эффективной?  Как адаптировать ее к «Индустрии 4.0»?

Термин «Индустрия 4.0» сейчас используется повсеместно.  И очень отрадно видеть, что в Казахстане также понимают его важность. 

В Казахстане есть сильная промышленная база, однако показатели производительности пока остаются относительно невысокими (особенно если смотреть на чистые цифры, без учета цен на энергоресурсы и тому подобное), поэтому работы предстоит еще очень много.  Дело не только в технологиях. Речь идет и о человеческих ресурсах, что напрямую связано с программами обучения и профессиональной подготовки. Все это в конечном итоге приводит к вопросу о долгосрочной программе кадрового развития в Казахстане. В ряде секторов наблюдается явный избыток кадров, который необходимо сокращать.

Нужно обучать людей и помогать им трудоустроиться в новых растущих секторах. Если не брать на себя социальную ответственность, ничего не получится.

При этом все равно следует исходить из необходимости сокращения либо переобучения персонала для работы в других областях и повышения его производительности. Если посмотреть на данные Комитета по статистике при Министерстве национальной экономики Казахстана за 2016 год, уровень автоматизации в промышленном производстве, которое создает 25% ВВП Казахстана, находится явно на недостаточном уровне: около 20% компаний не имеют компьютеров, 24% не имеют доступа в Интернет. Повторюсь, дело здесь не только в технологиях, и быстро эту проблему не решить. 

По нашему мнению, позитивный эффект даст трансформация, комбинирующая традиционные программы увеличения производительности и снижения затрат с применением передовых технологий и практик («Индустрия 4.0»), что приведет к повышению конкурентоспособности и росту экономики. Акцент на цифровизации экономики Казахстана полностью соответствует тем международным приоритетам, которые, например, существуют в контексте B20 (в частности, в рамках B20 BCG участвовала в рабочей группе по развитию цифровизации и принимала участие в процессе определения стандартов «Индустрии 4.0»). Так что здесь речь идет не об отдельных компаниях или странах. Эти вопросы заботят все мировое бизнес-сообщество, и оно старается найти способы разработать единые стандарты. С нашей точки зрения, это вопрос наращивания масштаба с привлечением локальных игроков — компаний-чемпионов, которые смогут обеспечить необходимые технологии, обучение и так далее. На наш взгляд, хороший пример здесь — Сингапур.  В этой стране Совет по экономическому развитию, являющийся полугосударственным органом, создал Азиатский инновационный центр операционного развития (Asian Innovation Centre for Operations). Цель проекта – помочь компаниям-производителям в регионе трансформировать свои бизнес-модели и производственные операции с помощью новейших технологий, цифровых процессов и передовых управленческих практик. BСG участвует в этом проекте, и мы планируем привлекать к нему представителей сингапурских компаний, которые смогут, с одной стороны, опробовать его на собственном опыте, а с другой — дать рекомендации по возможным улучшениям.

Мы считаем, что создание аналогичного проекта в Казахстане также могло бы стать очень полезным. Сейчас в Астане на базе ЭКСПО рассматривается создание хаба для стартапов и развития передовых технологий — международного технопарка IT-стартапов AstanaHub, который может стать основой для подобного инновационного центра.  Причем инициатива в этом процессе должна исходить не столько от государства, сколько от частного сектора, с привлечением представителей научного сообщества — например, из Назарбаев Университета.  Насколько нам известно, такие обсуждения уже идут с представителями компаний горнодобывающей индустрии. Кроме того, создание такого центра станет сигналом, что эти процессы существуют не на бумаге, а реализуются на практике. Это заставит представителей бизнеса начать задумываться о том, как применить их у себя и впоследствии масштабировать.  Также это послужит толчком к развитию локальной сервисной сети, которая будет участвовать в тиражировании и внедрении этих процессов, а также предоставлять услуги по соответствующей поддержке и обучению. 

ДК: — Что же, желаем вам удачи с этим проектом! Последний вопрос: какие, по мнению BCG, существуют возможности для Центральной Азии?

ЯДВ: — В целом мы с большим оптимизмом смотрим на перспективы развития Центральноазиатского региона и в особенности Казахстана. Для этого есть несколько причин.  Казахстан разработал амбициозную стратегию развития до 2050 года. При этом руководство страны системно подходит не только к разработке стратегических планов, но и к их практической реализации, к тому, чтобы действительно провести необходимые преобразования. 

Именно на этом сейчас следует сделать главный акцент: больше практических действий. Мы уже наблюдаем, как правительство и бизнес совместно работают над постановкой задач и реализацией долгосрочных целей по таким направлениям, как цифровизация, «Новый шелковый путь» и другим. Перед Казахстаном действительно открываются уникальные возможности.  И работу по всем этим направлениям необходимо усиливать и продолжать. Создание и развитие международного финансового центра «Астана» — действительно знаковый проект на территории всего постсоветского пространства: его реализация позволит привлечь новые инвестиции, обеспечить доступ к долгосрочному финансированию, улучшить местный рынок капиталов, без которого нельзя представить развитую страну. Мы всецело поддерживаем такие знаковые инициативы, они помогут Казахстану заявить о себе в новом качестве. Инвесторы пристально смотрят на регион Центральной Азии. На сегодня это тот регион мира, который может показывать экономический рост на уровне 5-7% в год.

Казахстан имеет все шансы стать хабом или, говоря проще, окном в Центральную Азию, местом размещения региональных штаб-квартир. Это возможность, которую нельзя упустить.

Также важно отметить, что Казахстан становится все более открытым. Недавно был отменен визовый режим с целым рядом стран. Это беспрецедентное решение, которое послужит залогом дальнейшего успеха и станет настоящим конкурентным преимуществом для Казахстана. Оно позволит, в частности, привлечь необходимые инвестиции не только для того, чтобы обеспечить занятость в существующих отраслях, но и для того, чтобы построить новые отрасли и сделать их более эффективными.  Все это, конечно, потребует определенной смелости.  Кроме того, очень важно, чтобы Казахстан учился у других стран, но не пытался полностью копировать их опыт.  Ведь он уникален в плане географического положения, запасов природных ресурсов, в том, каким образом осуществляется руководство страной — поэтому любые уроки следует использовать с оглядкой на местную специфику.  Такой подход позволит стране стать региональным хабом для целого ряда направлений бизнеса, а также привлекать иностранные инвестиции, развивать образование, цифровизировать государственный сектор, снижать административную нагрузку, быть настоящей удобной гаванью для бизнеса и профессионалов для всего Центральноазиатского региона. 

Комментарии доступны только участникам клуба NB