тренды
Роботы в офисе
Около 35% рабочих мест в Великобритании могут быть подвергнуты автоматизации в течение будущих 10-20 лет. За последние 15 лет технические инновации отобрали 800 тыс. рабочих мест.
Собеседники


Предисловие NB. Если хотите, называйте это новым форматом написания статей - через беседу, через вопросы, через голос, который нам, как людям, пока еще свойственен. У сотрудников Deloitte появилась идея рассказать о своем исследовании феномена роботизации через диалог, дабы сохранить живое.






Сергей Гончаров
Старший менеджер департамента консалтинга, «Делойт» в Каспийском регионе
Изучал детали
Самат Джамаев
Руководитель отдела маркетинга и коммуникаций, «Делойт» в Каспийском регионе
Интервьюировал
Робот-вершитель: "Скоро вы станете абсолютно счастливыми", к/ф Отроки во вселенной
Самат
- Сегодня нередко можно услышать об офисной роботизации. Об этом пишут, говорят на конференциях, обсуждают в сети. Похоже, что тема, как минимум вызывает интерес у бизнеса и является объектом пристального внимания консультантов. Давайте разберемся, о каких все-таки роботах идет здесь речь?
Сергей
- Да, давайте разбираться. Догадываюсь, что слово «роботизация» рисует в воображении фантастическую картину, на которой человекоподобные машины сидят в офисах и работают бок о бок с людьми… Все конечно же немного прозаичнее, хотя последствия тенденций, которые мы наблюдаем, действительно могут оказаться достойными фантастического романа. Итак, речь идет конечно же, не об андроидах, а об определённых программных алгоритмах, с помощью которых мы можем очень эффективно имитировать работу человека, выполняющего стандартные операции: ввод данных в системы, сверку таблиц, рассылку почтовых уведомлений и тому подобные вещи.
"Далее должен следовать смех, но мои возможности звукоподражания ограничены. Я пробовал смеяться, но это пугает людей."Сергей Лукьяненко. Чистовик
Самат
- То есть речь идет о программных продуктах, об автоматизации?
Сергей
- В общем, да. Но в отличии от привычных нам специализированных ИТ-решений, системы роботизации по сути представляют собой универсальный инструмент, с помощью которого мы можем запрограммировать алгоритм работы, например, бухгалтера, занятого обработкой и проведением первичных документов. Или HR-специалиста, который формирует сводный график отпусков. При этом каждый из сотрудников, и бухгалтер и HR работают с соответствующей ИТ-системой, какими-то, возможно, электронными таблицами, почтовым клиентом и прочими приложениями.
Самат
- И «робот» в этом случае сам работает с другими программами?
Сергей
- Именно. На более техническом языке мы иногда сравниваем «робота» с кроссплатформенным макросом. Но если оставить технические термины, то речь, действительно идет об автоматизации или, точнее, о роботизированной автоматизации процессов. Слово «робот» здесь имеет прямую аналогию с тем, что мы наблюдали в прошлом веке, когда роботы пришли в промышленные отрасли и радикально поменяли производственные процессы. Похожая тенденция прослеживается в административных или «непроизводственных» процессах. Работу сотрудников начинают выполнять специальные программные алгоритмы, действующие аналогично тому, как действовал промышленный робот.
к/ф "Я, робот", 2004 год. Экранизация романа писателя-футуролога Айзека Азимова.
Самат
- Вы упомянули промышленную роботизацию. Вы ожидаете, что последствия офисной роботизации будут столь же драматичны?
Сергей
- Вы имеете в виду прорыв в производительности?
Самат
- Да, и это тоже. А еще последствия, связанные с высвобождением людей, выполняющих «рутинные» операции, замену их офисными роботами. Как это скажется, например, на уровне безработицы?
Сергей
- Хорошо, давайте по порядку. Если говорить о производительности – да, безусловно роботизация открывает очень серьезные возможности для повышения эффективности процессов. «Робот» однозначно выполняет операции в разы быстрее. При этом робот может быть доступен 24 часа в сутки 7 дней в неделю, он совершает меньше ошибок (по крайней мере в следствие усталости, характерной для человека).
Самат
- А что с безработицей?
Сергей
- Это вопрос, о котором активно ведутся споры среди экономистов, консультантов и прочих представителей академической и бизнес-среды. Проводя аналогию с тем, что мы уже видели – промышленной роботизацией, безусловно роботизация в офисах также приведет к исчезновению определенного количества рабочих мест. Через это уже прошли сначала сельскохозяйственная отрасль, в результате механизации которой люди оказались вынуждены искать работу в городах. Затем мы наблюдали глобальную автоматизацию производства, наступление эры промышленных роботов. И вновь, теперь уже рабочим пришлось переквалифицироваться и искать работу, например, в сфере услуг. Однако теперь мы видим, что ни один из этих периодов не привел к системной безработице. Напротив, создавались новые специальности, для людей открывались новые возможности и, в целом, технологическая революция способствовала росту благосостояния общества. Исследования, которые, например, проводила компания Deloitte вместе с Университетом Оксфорда говорят о том, что около 35% рабочих мест в Великобритании могут быть подвергнуты автоматизации в течение будущих 10-20 лет. Безусловно это радикальным образом скажется на структуре занятости. Осенью 2015 года мы провели еще одно исследование, где попытались понять, каким образом происходили фактические изменения на рынке труда в последние 15 лет. И сейчас мы можем говорить о том, что технологические инновации внесли свой вклад в сокращение около 800 тысяч рабочих мест, связанных с низкоквалифицированным трудом. Вместе с этим есть веские основания полагать, что одновременно эти технологические инновации стали катализатором создания 3.5 миллионов новых высокотехнологичных рабочих мест. В итоге экономика Великобритании получила дополнительные 140 миллиардов фунтов.
Самат
- Мы говорим сейчас о горизонтах в 10-20 лет. То есть офис без людей мы в ближайшее время не увидим?
Сергей
- Да, я бы не стал сейчас обсуждать различного рода футуристические прогнозы. Мы смотрим сегодня на офисную роботизацию исключительно в утилитарном ключе. Компании всегда занимались оптимизацией бизнес-процессов. Подходы были различны: от локальной автоматизации до внедрения комплексных ИТ-систем, с одной стороны. С другой – от методов непрерывного совершенствования, включая бережливое производство и шесть сигм, до структурной трансформации, предполагающей, например, централизацию или вывод в аутсорсинг. Теперь в нашем распоряжении появился еще один замечательный инструмент для повышения эффективности бизнес-процессов.
Самат
- В чем вы видите отличия роботизации от других инструментов? Какие преимущества этот инструмент может обеспечить?
Сергей
Ну, например, если посредством более традиционных методов оптимизации (например, Lean) мы пытаемся устранить различные виды потерь (назовем их непроизводительными затратами времени, ресурсов), то роботизируя процесс мы принципиально пытаемся устранить участие человека в выполнении рутинных операций. Если сравнивать с традиционной автоматизацией, «робот» обычно более гибкое решение, сроки внедрения которого часто исчисляются неделями. Как следствие этих особенностей роботизация всегда нацелена на очень четкий практический результат с измеряемым эффектом и прозрачным бизнес-кейсом.
Самат
- Можете привести какой-нибудь пример?
Сергей
Да, конечно. Представьте себе процесс, в котором HR-специалист вынужден вручную формировать консолидированный график отпусков, рассылать оповещения сотрудникам, вносить корректировки в график в течение года. Применение роботизации позволило в данном конкретном случае повысить производительность более, чем в десять раз. Практически все операции теперь выполняет «робот». Несколько упрощенный пример, хотя он из реальной практики. Но есть более сложные и масштабные проекты, когда эффект от роботизации исчислялся сотнями тысяч долларов в год при окупаемости инвестиций менее, чем за год.
Самат
- Вообще, какие сроки окупаемости характеры для подобных решений?
Сергей
Мы обычно ориентируемся на 8-12 месяцев. Причем объемы инвестиций выглядят достаточно скромно, в сравнении с дорогостоящим внедрением ИТ-системы.
Самат
- Вы уже в качестве примера упоминали бухгалтерию и HR как области, где может применяться роботизация. Какие, вообще, наиболее типичные области применения этого инструмента?
Сергей
Процессы финансовой функции, действительно, довольно типичный пример. Дело в том, что роботизация наилучшим образом работает там, где мы имеем дело с повторяющимися, массовыми операциями технического характера. Например, такими, где имеет место ввод данных в системы, проведение различных сверок, объединение данных в отчеты и т.п. Также важно, чтобы действия сотрудника могли бы быть описаны в виде четко заданного алгоритма. Отсюда можно легко предположить, что такого рода операции часто встречаются в работе бухгалтерии, кадровом администрировании. А еще сюда можно отнести администрирование закупочной деятельности, различного рода контрольные процедуры в компаниях, операции контакт-центров. В процессах, имеющих отраслевую специфику, роботизация, например, находит применение в банковском бэк-офисе, некоторых процессах в страховании, телекоме. Отдельно стоит отметить применение роботизации в объединенных центрах обслуживания – финансовых, HR, многофункциональных. Здесь как раз имеют место массовые операции и возможность для получения эффекта от роботизации максимальна. Мы в Deloitte даже посвятили самостоятельное исследование этой теме – роль роботизации в работе объединённых центров обслуживания.
Самат
- И какие выводы удалось сделать?
Сергей
- Ну, например, 74% наших респондентов в ближайший год планировали различного рода пилотные внедрения технологии, чтобы ответить для себя на вопрос о целесообразности более масштабного развёртывания. Еще 9% уже успели отчитаться о внедрении роботизации и получении реальных эффектов. В целом можно говорить о росте осведомленности и интереса к роботизации, хотя уровень проникновения технологии пока не настолько велик и речь идет о ранней стадии развития. Но мы прогнозируем рост в будущем, что подтверждается нашими исследованиями. В принципе, более подробную информацию можно получить непосредственно из отчета, он является открытым и доступен на сайте Deloitte под названием" The robots are here. Meet your digital workforce" (см. здесь).
Самат
- А как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в Казахстане?
Сергей
- Интерес, безусловно, к роботизации есть. Могу судить по регулярному общению с руководством казахстанских компаний. Пока отношение довольно осторожное. Мы подробно рассказываем о технологии, показываем реальные примеры, стараемся показать границы применимости. Пока сложно судить об уровне осведомленности и тем более о конкретных планах, подобное исследование еще предстоит провести. Но уже сейчас можно отметить, что роботизация потенциально может быть высоко востребована в связи, например, крупными трансформационными проектами, которые ведут национальные компании. Вопросы оптимизации и повышения эффективности процессов здесь крайне актуальны и роботизация открывает серьезные возможности. Стоит также упомянуть проекты по созданию объединенных центров обслуживания, которые уже ведутся отдельными национальными компаниями. Безусловно, следующим шагом, после запуска ОЦО, компании будут фокусироваться на повышении эффективности, качества и снижении затрат. Здесь также создается основа для применения роботизации. К слову сказать, аналогичные этапы принятия новой технологии мы наблюдаем и в России. Наш центр компетенции по роботизации в странах СНГ находится в Москве, и мы видим, как развивается ситуация. Мы можем сейчас говорить о стадии пилотирования в компаниях, и наши консультанты принимают в этом активное участие. На мой взгляд одним из важных выводов, который компаниям предстоит сделать на этом этапе, связан с формированием правильного понимания роботизации. Роботизация должна рассматриваться не столько в контексте автоматизации процессов, сколько, как своего рода новое направление в оптимизации процессов, основанной на роботизации. Это новое направление выглядит, как минимум, многообещающим. Выигрывать будут те, кому удастся раньше распознать потенциал и начать его постепенную реализацию.
До чего дошел прогресс. Песня из к/ф "Приключения элекстроника". 1979 год.