Предисловие NB. Внимание! Эта история может изменить вас и ваш подход к жизни и/или бизнесу. В 2016 году, 2 октября Айдын Рахимбаев и его партнеры по бизнесу стали первыми в Астане «железными людьми». В этот день они финишировали на дистанции Ironman Barcelona. Ironman — это 3,8 км вплавь, 180 км на велосипеде, 42 км бегом, тяжелейшая разновидность триатлона. Еще год назад все трое руководителей BI Group даже представить себе не могли, что способны на это.

Зачем один из богатейших людей страны так издевается над собой и почему триатлон становится все более популярным в Казахстане — ответы на все эти вопросы в истории Айдына Рахимбаева.

Бессонница как ресурс

Мало есть на свете предпринимателей, которые могут похвастаться крепким и здоровым сном. Бизнес — это непрекращающийся эмоциональный поток высокого напряжения, всегда есть из-за чего переживать. Но даже если у тебя всё в порядке, ночь — то драгоценное время, когда можно спокойно обдумать стратегические задачи, ответить на письма, почитать что-то важное и интересное. Когда ты заражен действительно масштабными задачами, твой мозг просто не может смириться с тем, что в сутках всего 24 часа и продолжает работать. Это такая особенная разновидность бессонницы — предпринимательская.

У нас в компании есть разные форматы внутренней рассылки — топ-5, топ-10, топ-50. Коллеги по бизнесу уже давно привыкли к тому, что почти каждое утро они находят в своей почте мои письма с новыми идеями и предложениями. Иногда это просто информация к сведению, но если речь идет о чем-то действительно важном, то утром от меня следует звонок: «Ну, как? Что думаешь?»

В ночь с 11 на 12 января 2016 года я не спал совсем. Накануне мне поступило любопытное предложение от Лаборатории «Однажды» – российской компании, с которой мы давно и успешно сотрудничаем. У нее очень необычная специализация — она пишет истории, которые помогают лидерам развития менять реальность вокруг себя. Дмитрий Соколов-Митрич, известный в России журналист и руководитель этой Лаборатории, предложил мне стать одним из героев нового книжного проекта — «Мы здесь, чтобы победить!» Забегая вперед, скажу, что я согласился, эта книга вышла пару месяцев назад, ее уже можно купить в магазинах. Она состоит из семи историй, герои которых добились выдающегося успеха не только в бизнесе, но и в спорте на выносливость – марафон, триатлон, альпинизм, Дакар. Книга должна была ретранслировать одну простую, но очень важную мысль: этот мир принадлежит выносливым людям. А я к тому времени тоже успел многого добиться не только в бизнесе, но и в ралли-рейдах – автомобильных гонках на длинные дистанции по пересеченной местности. Как раз в 2015-м году я занял девятое место в классе внедорожников на Дакаре.

Объясняя суть проекта, Дмитрий прислал мне для примера две главы. Герой первой — Алексей Панферов, крупный российский инвестор, управляющий партнер фонда «New Russia Growth» с активами на 500 млн долларов, а также один из первых в российской бизнес-элите триатлетов-любителей. К тому времени он финишировал на дистанции Ironman уже 13 раз с лучшим результатом 9 часов 33 минуты. История шокировала своей простотой: обычный человек, такой же, как я, ничем физически особо не выдающийся, добился такого впечатляющего результата благодаря целеустремленности и системным тренировкам.

Когда же я дошел до главы, в которой Алексей рассказал, что 3 года назад ему вырезали пораженную раком почку, но он все равно продолжил серию своих спортивных достижений — я просто выпал в осадок.

Вторая глава, которую прислал мне Дмитрий, была посвящена основателю и владельцу венчурной компании Ru-Net Леониду Богуславскому. Это крупный международный IT-инвестор, акционер Озона, Яндекса, Biglion, Snapdeal, Delivery Hero и других многомиллиардных компаний. Он начал заниматься триатлоном в возрасте 62 лет, через год сделал Ironman, а еще через полгода отобрался в своей возрастной группе на Чемпионат мира в Коне (Гавайи). Но и это еще не всё. За месяц до старта он сломал себе шейку бедра, перенес операцию по тотальному протезированию тазобедренного сустава и остеосинтезу берцовой кости. После таких приключений люди в его возрасте заканчивают жизнь в инвалидной коляске.

А он всего через полгода снова финишировал на дистанции Ironman и останавливаться на достигнутом не собирается.  

Не помню, сколько восклицательных знаков было в моем письме друзьям, но только на следующий день мы с Бауыржаном и Асхатом сидели на совещании ошеломленные и переглядывались, как заговорщики.

На самом деле, сигналы на тему Ironman я начал получать еще раньше. Знаете, как это бывает? То где-то в прессе что-то мелькнет, то знакомый вдруг мимоходом упомянет, то на пробежке во время заграничной командировки вдруг заметишь майку с логотипом «Ironman». Возможно, эти сигналы звучали и раньше, но я их не слышал, поскольку все мои спортивные амбиции были сосредоточены на Дакаре. Но теперь стало ясно, что в любительском режиме мы достигли в ралли-рейдах потолка, а чтобы брать новые высоты, нужно полностью уходить в спорт и фактически менять профессию. Я решил взять паузу и мое сознание стало искать новые вызовы. Тут-то я и стал различать: Ironman… Ironman… Ironman…

Сами с усами

Как это часто бывает с новичками, поначалу я пустился в самодеятельность. Отвел себе на достижение цели 3 года: год первый — добежать до марафона, год второй — освоить велосипед, год третий — плавание. На первую пробежку я вышел в тот день, когда на другом конце планеты стартовал очередной Дакар. До конца января разбежался до десятки. Но первое же общение с Леонидом и Алексеем, будущими соседями по книге «Мы здесь, чтобы победить!» разбило мои планы вдребезги.

– Триатлон — это единая дисциплина, надо заниматься всеми тремя ее составляющими одновременно. И если делать это настойчиво и системно, то на подготовку к первому старту уйдет не 3 года, а как минимум вдвое меньше.

– И бег, и плавание, и велосипед одновременно? Но это же невозможно!

– Мы тоже так думали.

Леонид с Алексеем настоятельно рекомендовали обзавестись тренером. Даже если ты сам хорошо разбираешься в периодизации нагрузок, тебе нужен человек, который поможет быть объективным.

Но в Астане на тот момент не было не только тренера с такой специализацией, но даже просто человека, который сделал бы Ironman.

Были лишь профессионалы в коротком, олимпийском виде триатлона — 1,5 км плавания, 40 км вело, 10 км бег. Среди них — известные спортсмены Ержан Жапаров и Тимур Давлетов. Они заинтересовались нашим предложением, поскольку и сами давно задумывались над тем, чтобы попробовать себя на дистанции Ironman. Тренируясь вместе с нами, они решили осенью финишировать на железной дистанции вместе со своими клиентами.

Осмысленные занятия начались в начале февраля, и мы сразу столкнулись с двумя проблемами. Во-первых, оказалось, что существует такая вещь, как техника, и освоить ее не так-то просто. Плавали мы по-пацанячьи, больше 30 метров кролем лично я проплыть не мог и даже вольным стилем меня хватало метров на 200, не больше. Крутить педали мы, конечно, умели, но что-такое спортивный велосипед — представляли себе смутно. Тот факт, что существуют специальные велокроссовки и педали к ним пристегиваются, стал для нас откровением. Пока мы научились со всем этим хозяйством правильно стартовать и останавливаться, не выпадая каждый раз из седла, прошло несколько дней.

Даже с бегом оказалось все непросто. Наши утренние пробежки, которыми мы до недавнего времени так гордились, не сильно впечатлили тренеров.

Пробежка отличается от тренировки примерно так же, как изба-читальня от университета.

Правильное дыхание, положение тела, высокая стопа, ускорения и замедления – для нас открылся дивный новый мир, из которого поначалу, если честно, очень хотелось сбежать. Возможно, каждый из нас — и я, и Бауыржан, и Асхат — по отдельности именно так бы и поступили. Но мы тренировались вместе и тем самым друг друга подстегивали. Никому не хотелось дезертировать первым.

Вторая задача, с которой мы сразу же столкнулись — как сделать так, чтобы новое увлечение не мешало бизнесу. Вопрос, на самом деле, очень серьезный и дело не только в продолжительности тренировок — десять часов в неделю, двенадцать, шестнадцать. Дело еще и в психологической трансформации личности. Есть такое явление – «железная болезнь». Это не образное выражение, это самая настоящая болезнь сродни наркомании. Известно огромное количество случаев, когда люди уходят в триатлон с головой и ломают свой бизнес, разрушают семьи, теряют здоровье, заканчивают жизнь в психушках. Поэтому мы с самого начала сделали все, чтобы триатлон в нашей жизни знал свое место и не претендовал на большее.

Способ профилактики «железной болезни» выбрали очень простой – тренируемся только утром. Раньше мы вставали в семь утра, теперь будем вставать в пять.

С шести до семи бег, с семи до восьми плавание, которое весной мы стали чередовать с велосипедом, а в 9 утра мы все уже на работе.

При таком графике никто из нашего ближнего окружения даже не подозревал, чем мы занимаемся. Да мы и сами старались это не афишировать. Делать фейсбучное шоу из своих первых скромных достижений — самый верный способ эмоционально перегореть и быстро сойти с дистанции. У нас были более серьезные планы.

Занимательная биология

Где-то я читал, что магия триатлона заключается в том, что сюжет этой гонки – краткая версия эволюции жизни на земле. Живые организмы зародились в мировом океане (плавание), потом кое-как выбрались на берег и научились передвигаться горизонтально (велосипед), наконец они встали на задние ноги и появился человек прямоходящий и прямобегущий.

Если так, тогда понятно, почему большинству начинающих триатлетов хуже всего дается плавание. Особенно, если эти начинающие триатлеты выросли в степях, где до ближайшей серьезной речки три дня скачи не доскачешь.

В бассейн мы себя каждый раз тащили за шиворот. Овладевать техникой плавания было не только тяжело, но и унизительно. Мы часами тренировались, используя пенопластовые досточки, словно какие-то немощные школьники. И постоянно захлебывались, захлебывались, захлебывались.

На троих мы выпили из бассейна «Казахстан» столько воды, что, наверное, хватило бы на один кратковременный дождь над всей Астаной.

Однажды у меня даже случилось хлорное отравление: кашель, слезотечение, покраснение кожи — штука малоприятная. Оказалось, что здоровый образ жизни — это не только полезно, но и ужасно вредно. Особенно если потреблять его в неумеренных количествах.  

В конце февраля я вдруг ни с того ни с сего сильно простыл, причем так, что никакие лекарства не помогали. Врач не мог поставить диагноз, но, когда узнал, чем я занимаюсь — сразу все понял. На фоне больших нагрузок иногда случается так называемое «проседание иммунитета». Организм тратит столько сил на восстановление после продолжительных тренировок, что совсем забывает о более серьезных опасностях. В результате ты можешь заболеть от малейшего сквозняка — именно это со мной и случилось. На 9 дней я вообще выпал из графика тренировок, потом еще 20 дней восстанавливал форму.

Не успел прийти в себя, как началась другая проблема. После пробежек вдруг стало конкретно болеть бедро. Потом боль перекинулась на позвоночник. Затем это стало происходить не только после тренировок, а постоянно. Новая загадка для моего врача. Он прописал специальные упражнения – не помогает. Массаж – не помогает. Это длилось уже две недели, тренировки пришлось прекратить, но боль с каждым днем все усиливалась и стала просто невыносимой.

Дошло до того, что я утром даже не мог склониться над раковиной, чтобы зубы почистить.

Наконец, врач решил подвергнуть меня тотальному измерению. Причина вскрылась тут же: одна нога короче другой на 2 сантиметра. Ничего страшного в этом нет, большинство людей на планете сложены асимметрично. Но на фоне серьезных нагрузок это тоже становится проблемой. Позвонок между грудным и поясничным отделом начинает шалить, дальше это переходит в искривление позвоночника — в общем, еще немного и я бы набегал себе серьезную травму. Но обычная двухсантиметровая стелька сотворила чудо, и уже через пару дней я вышел на пробежку. Жаль только снова потерял 2 недели.

Не обошлось без боевых ранений и у моих друзей. Асхат упал с велосипеда и сломал палец руки. Бауыржан потерял почти месяц из-за запущенного отита, который мучил его еще с детства, но сделать операцию все было недосуг. Вообще занятия триатлоном — это лучшая диагностика организма, все проблемы со здоровьем тут же вылезают наружу и требуют решения. Иногда это не просто оздоровляет, а спасает жизнь. Тот же Алексей Панферов, про которого я рассказывал в самом начале, вовремя заметил рак почки лишь благодаря принудительному медобследованию перед очередным соревнованием.

Выяснилось, что он жил с онкологией уже 7 лет, опухоль достигла 11 сантиметров в диаметре и лишь чудом еще оставалась в герметичном состоянии.

Мы все разбираемся в политике и экономике, в футболе и хоккее, мы все знаем, как управлять страной, женой и тещей. Мы регулярно приезжаем в автосервис, чтобы сделать своему любимому автомобильчику техосмотр. И при этом о собственном теле, о своем единственном организме, который в случае фатальной поломки не подлежит восстановлению и уж тем более замене – мы не знаем абсолютно ничего. Чем больше ты занимаешься триатлоном, тем больше этому поражаешься. Как накапливается и сжигается лишний жир? Как работает наша печень, почки, кровеносная система? А сердце? Это вообще отдельная большая тема. Оказывается, сердечная мышца – точно такая же, как и любая другая и при помощи длительных аэробных нагрузок ее тоже можно накачать, подобно бицепсу или трицепсу.

До занятий триатлоном мой пульс в состоянии покоя был 52 удара в минуту. Сейчас – 44 удара в минуту.

Сердце стало сильнее, ему больше не нужно так часто стучать, чтобы гонять кровь по организму. А управление собственным сном! Ведь сон — это тоже ресурс, которым можно использовать более эффективно. Спать 8-9 часов в сутки могут лишь в конец избалованные цивилизацией люди 21 века. Наша природная норма при достаточной физической нагрузке — 5-6 часов. Чем больше человек физически загружен, тем интенсивней он спит и тем меньше времени для сна ему нужно.  

Пожалуй, главная мудрость, которой научил меня триатлон, звучит так: «Познай свой организм!» На самом деле, это ценнейший урок эффективного менеджмента.

Искусство управления окружающей реальностью начинается с искусства управления собственным телом. При системном подходе и грамотном обращении оно способно творить чудеса. Научившись управлять собственным телом, человек делает следующий шаг – начинает управлять своей психикой. Затем ему постепенно начинают подчиняться окружающие процессы и события. В конце концов он становится менеджером собственной судьбы. А основа всего – биология. Теперь мне понятно, почему в Древней Греции атлетов считали не только сильными людьми, но и выдающимися мудрецами.

Читать всю серию:

IronMANager. Часть вторая 

IronMANager. Часть третья 

Текст подготовил:
Дмитрий Соколов-Митрич
Лаборатория «Однажды»

Комментарии доступны только участникам клуба NB