Отраслевой обзор горно-металлургического комплекса рэнкинга крупнейших компаний Казахстана NB500 2016

Показать рэнкинг крупнейших компаний отрасли

ГМК переживает тяжелые времена, характерные для всех глобальных компаний, – большую закредитованность в период низких цен на металлы, что связано со значительным замедлением мировой экономики. Казахстанские предприятия показали некоторый рост выручки во многом благодаря девальвации национальной валюты. Дальнейший виток развития отрасли невозможен без значительных инвестиций в геологоразведку и качественное повышение эффективности предприятий, большинство из которых были построены еще в советское время.

1

Глобальные тренды в ГМК

Предыстория: сырьевой суперцикл второй половины 2000-х

В 2016 году глобальный сырьевой суперцикл продолжил развитие в своем очередном витке. Напомним, что сырьевой суперцикл начался примерно во второй половине 2000-х, когда цены практически на все виды минерального сырья стали постоянно обновлять свои исторические максимумы. Этот период явился фазой небывалого роста и оптимизма практически для всех игроков отрасли.

К примеру, если  средние цены на медь в 1980-х – середине 2000-х находились в пределах примерно $0,5-1,5 за фунт, то к своему пику в 2011 году они уже превышали $4,5 за фунт. Аналогично ценам на медь, цены на железную руду выросли с уровня $10-15 за сухую метрическую тонну в 1980-х – начале 2000-х до $190 за тонну на пике в 2011 году. В сравнимых горизонтах цена на цинк выросла с максимума в $2 тыс. за тонну до уровня свыше $4 тыс. во второй половине 2000-х годов.

То, что последовало дальше, явилось для многих неожиданностью. Примерно с 2011 года фаза взрывного роста начала исчерпывать себя практически во всех основных сырьевых минеральных группах. Для иллюстрации, цены на медь постепенно снизились до текущего уровня примерно $2 за фунт (снижение более чем в два раза по сравнению с пиком), а на железо – до уровня $40-60 за тонну (более чем в три раза ниже пиковых цен в 2011 году). Цены на цинк начали снижаться немного раньше, уже ближе к концу второй половины 2000-х, и постепенно стабилизировались в коридоре $1,5-2,5 тыс. за тонну на текущее время (снижение более чем на треть от пиковых значений).

Последствия конца сырьевого суперцикла: интенсивная терапия в ГМК

К сожалению, специфика отрасли ГМК заключается в долгосрочном характере инвестиций, требуемых для роста. Ввиду беспрецедентного роста цен в верхнем витке суперцикла во второй половине 2000-х многие игроки вкладывали свои стремительно растущие доходы в будущий рост – геологоразведку, разработку новых месторождений, в том числе тех, которые были нерентабельны при прежних исторических ценах на металлы. Многие компании также приступили к покупке более мелких игроков с прицелом на применение своих компетенций на новых производственных площадках. Помимо рекордных уровней прибыли, финансирование всех этих проектов повлекло и значительный  уровень долговой нагрузки.

Рис.1. Динамика добычи руд в РК, млрд тенге

2

Обвал цен в течение последних нескольких лет привел к тому, что многие недавние проекты роста становятся все менее рентабельными или даже откровенно убыточными. Усугубляет ситуацию и то, что снижение доходов от текущих операций создает сложности в обслуживании возросшей долговой нагрузки. Все это вынуждает практически всех игроков фокусироваться на снижении затрат, закрытии убыточных предприятий, реализации непрофильных активов, а также снижении или рефинансировании текущих обязательств, в том числе по займам. Данные обстоятельства идут  довеском к более долгосрочным трендам в индустрии, таким как старение месторождений, когда содержание металла в руде постепенно снижается по мере выработки, а также неуклонный рост стоимости ключевых факторов производства, таких как человеческие ресурсы, оборудование и запасные части, расходные материалы и энергия, за счет инфляции.

Ярким примером того, что происходит с отраслью в целом, являются крупнейшие глобальные диверсифицированные игроки. К примеру, в 2016 году одна из десяти крупнейших в мире компаний в отрасли ГМК, Anglo American, объявила о реализации своих ниобиевых и фосфатных операций (расположенных в Бразилии) китайским инвесторам. В этом же году компания объявила о реализации угольных операций в штате Квинсленд, Австралия, а также инфраструктурных активов на Ближнем Востоке. Все данные сделки отражают обнародованную компанией в начале 2016 года трансформационную стратегию по созданию «новой» Anglo American. В рамках стратегии планируется сфокусироваться в основном на активах мирового уровня в ключевых для компании сырьевых группах – платиноидах, алмазах и меди, а также на значительном снижении долговой нагрузки как за счет повышения операционной эффективности, так и за счет реализации активов, не входящих в долгосрочную стратегию компании.

Похожая тенденция прослеживается и в другой диверсифицированной компании из глобальной десятки, Glencore. В 2016 году компания продолжила реализацию непрофильных активов путем продажи своей доли участия в инфраструктурных активах в штате Новый Южный Уэльс, Австралия. В предыдущем году компания объявила о реализации долей участия в нескольких медных активах в Австралии, Чили и на Филиппинах, а также в некоторых никелевых активах в Доминиканской Республике и Кот-д’Ивуар. Основным мотивом для сделок также явилась стратегия по снижению долговой нагрузки, повышению фокуса на профильных активах и общем укреплении прибыльности операций и устойчивости финансового положения.

Будущее: что ожидает индустрию дальше?

Большинство аналитиков достаточно консервативны относительно среднесрочных перспектив глобальной отрасли ГМК. Многие считают стремительную индустриализацию китайской экономики, которая была основным локомотивом роста цен на сырьевые товары, в том числе и минеральные, относительно уникальным явлением. В результате мало кто из аналитиков прогнозирует рост цен на основные металлы к 2020 году на уровне, сравнимом с концом 2000-х. Скорее, превалируют прогнозы с темпами роста, сравнимыми с ростом экономик крупных развивающихся стран, то есть на уровне 5-7% в год.

В этой связи путь вперед потребует от компаний тщательной балансировки роста, производительности и риска. Вероятнее всего, игроки продолжат очистку портфелей и дальнейшее сосредоточение на операционной эффективности своих профильных активов. В сложившихся условиях неопределенности инвестиции в геологоразведку, вероятнее всего, будут расти более умеренными темпами, чем в недавние годы, поскольку являются  статьей расходов с наименее вероятной отдачей среди всех прочих затрат капитального характера. Аналогичным образом ввод новых мощностей, вероятно, будет продолжаться более медленными темпами, в основном за счет завершения развития уже начатых проектов в замещении стареющих источников сырья. В целом, недавний, во многом отрицательный опыт участия в нисходящем витке сырьевого суперцикла, скорее всего, будет выступать в роли дисциплинирующего фактора как для самих компаний, так и для финансовых рынков, работающих с отраслью.

Основные тенденции отрасли

 Cложности в ГМК Казахстана

В горно-металлургической индустрии страны, как и глобально по отрасли, есть ряд системных проблем, которые не позволяют полностью коммерчески раскрыть сырьевой потенциал Казахстана. Среди них, безусловно, важно отметить истощение запасов, поскольку продолжающаяся разработка существующих с советских  времен месторождений постепенно приводит к снижению качества сырьевой базы ГМК. В то же время количество открытий и разработки существенных новых месторождений за последние десять лет является незначительным, за исключением, пожалуй, проектов роста компании KazMinerals, таких как месторождения Актогай и Бозшаколь.

Также важным фактором, характеризующим отрасль ГМК в Казахстане, является недостаточный уровень инвестиций в геологоразведку. Так, инвестиции в начальные этапы геологоразведки, несмотря на рост за последние несколько лет, в разы отстают от развивающихся стран (более чем на порядок от Чили, Перу по затратам на кв. км) и развитых стран (в 2-3 раза от Канады и Австралии). Также аналитики отмечают и относительно низкую производительность в секторе. К примеру, производительность труда и капитала в отрасли в Казахстане отстает от развитых стран, например, Канады, в 2-3 раза.

Рис.2. Динамика в металлургической отрасли РК, млрд тенге

3

Ключевые изменения в отрасли

С начала 2015 года в индустрии произошли и продолжают происходить значительные изменения. Одним из самых важных являются поправки в существующее законодательство по недропользованию. В частности, начата разработка нового законодательства в сфере горной добычи с учетом австралийского опыта. Ожидается, что к 2018 году будут внесены изменения в правила лицензирования, контроля и налогообложения. В результате будут упрощены условия приобретения прав собственности, что должно повысить привлекательность инвестиций в разведку.

Другим важным изменением должны стать условия ведения бизнеса в отрасли. Так, с целью стимулирования инвестиций возможно осуществление субсидирования до 30% капитальных затрат, освобождение от корпоративного, земельного и имущественного налогов, отмена ограничений на привлечение иностранной рабочей силы. Должно помочь и приведение коммерческого законодательства к нормам английского права для большего поощрения иностранных инвестиций в ГМК.

Изменения коснутся и сферы информационной и экспертной поддержки недропользователей и инвесторов. Так, к 2018-му планируется оцифровка всей геологической информации для упрощения работы потенциальных инвесторов и проведения геологоразведочных работ. Специалисты комитета геологии и недропользования также привлекают международных экспертов по геологоразведке для повышения квалификации в области современных методов оценки месторождений. Создан Центр компетенций горно-металлургического комплекса, на базе которого отраслевые специалисты будут проходить обучение передовым методам организации производства, повышения операционной эффективности и внедрения информационных технологий.

Наконец, происходит также развитие ключевой инфраструктуры, связанной с отраслью ГМК. Построено более 2 тыс. километров ж/д путей для упрощения транзита между Казахстаном и Западным Китаем, что должно снизить затраты на экспорт продукции сектора. За счет развития магистральных автодорог сокращено время транзита грузов из Европы в Китай с 45дней (при транзите по морю) до 10 дней. Идет строительство магистральных и распределительных сетей к новым месторождениям, снижающих для них, в конечном счете, стоимость электроэнергии.

Рис.3. Доли в структуре промышленного производства по видам экономической деятельности в РК в 2015 году

4

Дальнейшее развитие

Дальнейшее развитие ГМК в Казахстане будет определяться как внешними, так и внутренними факторами. Среди внешних, безусловно, определяющим станет ситуация на глобальных рынках минерального сырья в ближайшее время, ведь выручка отечественных компаний зависит напрямую от них. Важным фактором останется взаимодействие с основными покупателями продукции казахстанских компаний как среди ближайших соседей (Китай, Россия), так и на более отдаленных рынках.

Среди факторов внутреннего характера важным будет полнота применения нового законодательства по недропользованию, а также наличие либо отсутствие исключений из него для отдельных игроков. В совокупности с вопросом о достаточности мер государственной поддержки этот фактор повлияет на наличие и объем новых инвестиций в отрасль. В условиях неопределенности и спада цен в недавние годы успешное разрешение данных вопросов может придать дополнительный импульс текущей траектории развития отрасли.

Также ясно и то, что качественно новый этап развития отрасли может начаться и в случае открытия каких-то значимых месторождений в ближайшие годы. Однако такие открытия зачастую невозможны без крупных инвестиций в геологоразведку со стороны как состоявшихся игроков, так и молодых компаний, нацеленных на более ранние фазы развития сырьевых активов, а том числе зарубежных.

Лидеры отрасли

В лидерах остается ERG, выручка которого составила 788,1 млрд тенге – снижение на 3,5% в сравнении с предыдущим периодом. Падение вызвано существенным снижением цен на основные материалы, а это хром, алюминий, железная руда, уголь. Компания продолжает проводить точечные мероприятия по расширению производства – стоит, например, отметить увеличение мощности на казахстанском электролизном заводе с 219 тыс. тонн алюминия до 235 тыс. тонн в год в 2016 году. Кроме того, компания реализует политику оптимизации производства за счет повышения эффективности бизнеса, а также за счет структуры активов через продажу, – например, Серовского завода ферросплавов, Сарановской шахты. ERG завершил сделку по рефинансированию значительной части своей долговой нагрузки с российскими «Сбербанком» и «ВТБ», перенеся крупные выплаты по долгу на 2020 год с возможностью дальнейшей пролонгации. Компания также согласовала изменения по ключевым параметрам займов от «Сбербанка», улучшив ситуацию по процентным выплатам и ковенантам, что позволяет компании снизить финансовые риски и лучше сфокусироваться на операционной деятельности

Второе место уверенно занимает группа KAZ Minerals. В этом году в рэнкинг консолидированно включены KAZ Minerals и «Казахмыс», для того чтобы более корректно отразить позицию казахстанского медного гиганта. Выручка – 610,3 млрд тенге. Компанию также подвел провал цен на базовые металлы, в частности, на основной продукт – медь. В этом году со значительной задержкой относительно изначальных планов стартовало производство катодной меди на месторождении Актогай, причем с сокращением капитальных расходов на $100 млн. Кроме того, завершено строительство и проводятся пусконаладочные работы на Бозшакольской обогатительной фабрике по переработке сульфидной руды мощностью 25 млн тонн в год. Эти два месторождения являются едва ли не крупнейшими объектами, введенными за последние два десятилетия в современной истории ГМК Казахстана.

Третье место занимает ТОО «Казцинк», концентрирующееся на производстве цинка, свинца и золота. Выручка компании, 494,6 млрд тенге, показала увеличение на 10,5% в сравнении с предыдущим годом. Компания тоже пострадала от падения цен на базовые металлы и золото. Для решения проблем с большой закредитованностью основного акционера компании Glencore золоторудное месторождение «Комаровское» с ресурсами около 43,5 тонны золота продано АО «Полиметалл» за $100 млн. Кроме того, в 2015-м началось выделение золоторудных активов компании в отдельное подразделение для продажи стороннему игроку. Для поддержания же ресурсной базы основного бизнеса компания проводит работу над ТЭО для развития полиметаллического направления на площадке АО «Жайремский ГОК», которая была приобретена компанией в 2014 году у компании ERG; строительство планируется к началу 2017 года. Кроме того, планируется инвестировать порядка 15 млрд тенге на геологоразведку в ближайшие пять лет. NB

Методология исследования
ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB