Отраслевой обзор нефтегазового комплекса рэнкинга крупнейших компаний Казахстана NB500 2016

Показать рэнкинг крупнейших компаний отрасли

2015 и 2016 годы стали потрясением для нефтегазовой отрасли, которая еще совсем недавно в ежегодных отчетах констатировала многомиллиардные прибыли и строила амбициозные планы по расширению. 

ris-1

Глобальные тренды в НГК

К сегодняшнему дню падение цен на «черное золото», достигшее своего пика в январе 2016-го, когда нефть торговалась у критической отметки в $30 за баррель, привело к ощутимому снижению темпов роста не только в странах, напрямую зависящих от экспорта углеводородов, но и к стагнации всей мировой экономики. В условиях отсутствия предпосылок для значимого повышения цен крупнейшие игроки нефтегазового сектора активно пересматривают планы роста и инвестиций, работают над сокращением операционных издержек, оптимизируют ресурсную базу, надеясь переждать тяжелое для бизнеса время.

Рис. 1. Динамика цен на нефть, $ за баррель

ris-1

Основными причинами скачков цен на нефтепродукты на протяжении последней четверти века были крупные перебои в поставках, геополитическая обстановка и финансовые кризисы. Основа же нынешней ситуации – превосходство предложения над спросом, сохраняющееся на рынке уже несколько лет. Три ключевых компонента данного тренда определяют сегодня цены на рынке углеводородов.

Глобальные избыточные мощности по добыче нефти достигают сегодня 325-385 млн тонн в год.

Во-первых, снижение темпов роста мирового спроса на нефть, обусловленное более низкими, чем ожидалось, темпами роста ВВП в развивающихся странах (особенно в Китае) и медленным восстановлением экономики в Европе.

Рис. 2. Динамика спроса на нефть, млрд тонн в год

ris-3

Второй фактор – перенасыщение рынка, сохраняющееся на протяжении последних нескольких лет. В большей степени оно обусловлено растущей добычей в США и возвращением на рынок больших объемов сырья из таких стран, как Ливия, Ирак и Иран, в силу политико-экономических факторов бывших ограниченными в сбыте нефти в недалеком прошлом.

Рис. 3. Динамика объемов добычи нефти, млрд тонн в год

ris-4

Наконец, существенное давление на цены оказала и позиция крупнейших экспортеров ОПЕК (в первую очередь, Саудовской Аравии). В прошлом подавляющая доля картеля в мировом экспорте нефти позволяла его участникам активно влиять на ценообразование на рынке путем изменения объемов добычи. Однако на протяжении последних лет доля основной части экспортеров ОПЕК в мировой добыче нефти постепенно сокращалась, что было вызвано усилением конкурентных позиций производителей вне картеля, в том числе добытчиков сланцевой нефти в США.

Рис. 4. Свободные мощности по добыче нефти в ОПЕК (млн тонн в год) и доля ОПЕК (без Ирана и Ирака) в глобальной добыче нефти, %

ris-5

В результате вышеописанных трендов, по оценкам специалистов, глобальные избыточные мощности по добыче нефти достигают сегодня 325-385 млн тонн в год. Как итог, существенная корректировка цены сегодня маловероятна даже при условии сокращения объемов производства большинством членов картеля, так как освобожденный спрос на рынке будет быстро покрыт наращиванием добычи в других странах, включая Иран и Ирак. Высокая вероятность сохранения данного дисбаланса мощностей и спроса в ближне- и среднесрочной перспективе объясняет прогноз сохранения волатильности цен на нефть в следующие несколько лет без существенных предпосылок к их росту.

Статистика по рэнкингу

В 2016 году в рэнкинг NB500 смогли попасть 97 компаний нефтегазовой отрасли с доходами от 4,8 млрд до 2,8 трлн тенге. При этом суммарная выручка участников нынешнего отраслевого рейтинга оказалась сразу на 24% ниже аналогичного показателя прошлого года, снизившись до 8,7 трлн тенге. Состав тройки лидеров, как и ожидалось, не изменился, однако доля доходов ТШО, КПО и КМГ в общей выручке всех участников отраслевого рэнкинга снизилась с 64% до 58%, – очевидно, что основной удар от падения цен на нефть приняли нефтедобытчики и ВИНК, доходы которых напрямую зависят от текущих котировок.

Состояние сектора в Казахстане

Рис. 5. Объемы добычи сырой нефти и природного газа в РК

ris-6

Доля горнодобывающей промышленности, важная часть которой – нефтегазовая отрасль, в структуре ВВП страны постепенно снижается, что говорит о более быстром развитии непроизводственных секторов экономики: в 2015-м она опустилась до 12,7%, а с начала десятилетия этот показатель упал уже почти в полтора раза.

Резкое падение цен на глобальном рынке, компенсировать которое не удалось даже девальвацией национальной валюты, отразилось на экономике страны снижением дохода от НГК на 3,3 трлн тенге, или на 36,6% в 2015 году. Также негативно падение цен отразилось и на внешнеторговом балансе Казахстана, для которого экспорт нефти является одним из важнейших источников доходов: если по итогам 2013 года отгрузка казахстанской нефти за рубеж составляла 68 млн тонн, или $55,2 млрд, то по итогам 2015-го экспортировано 61,3 млн тонн нефти на $26,2 млрд.

При этом физический объем добычи нефти, достигший пика три года назад, в 2014-15 годах постепенно снижался на 1,2-1,7% в год. Так, по итогам прошлого года в Казахстане добыто 79,3 млн тонн нефти и газоконденсата. План добычи на 2016-й предполагает добычу 74 млн тонн, однако с учетом запуска месторождения Кашаган добыча по итогам текущего года вполне может достичь 75 млн тонн.

Стоит отметить, что физические объемы добычи природного газа в течение последних десяти лет непрерывно растут в среднем на 6,8% в год – этот факт поддерживается и положительной, в целом, динамикой производства в газовой отрасли, что позволило в 2015 году достичь планки в 181 млрд тенге против 32 млрд в 2006-м. При этом прирост доходов в прошлом году достиг 44%.

Физический объем добычи нефти в 2014-2015 годах постепенно снижался на 1,2-1,7% в год.

По итогам 2015 года недропользователями было выплачено налогов и обязательных платежей на сумму 2,3 трлн тенге – это наихудший показатель за последние пять лет. Поступления в бюджет за счет экспортной таможенной пошлины (ЭТП) на сырую нефть, не включенной в упомянутые выше сборы, составили дополнительные 647,8 млрд тенге. Очевидно, что текущий низкий уровень выплат в бюджет и Национальный фонд оказал значительный негативный эффект на финансовое состояние Казахстана. Однако даже при этом в сложный период государство не перестает поддерживать отрасль регуляторными реформами. Для стимуляции добычи нефти в условиях низких цен на сырье с 1 марта 2016 года была введена плавающая ставка ЭТП, подразумевающая нулевую пошлину при снижении средней цены на выбранные эталоны нефти (Brent и Urals) до критического уровня в $25 за баррель. Более того, фиксированная ставка ЭТП на мазут была также снижена до $30 за тонну.

Недропользователями в 2015 году выплачено налогов и обязательных платежей на 2,3 трлн тенге – это наихудший показатель за последние пять лет.

Лидеры отрасли

Крупнейшая компания страны и абсолютный лидер рэнкинга NB500, ТОО «Тенгизшевройл», в 2015 году смогла заработать 2,84 трлн тенге, что на 30% ниже выручки за предыдущий год, при этом чистая прибыль составила 923,3 млрд тенге (-47%). Без учета девальвации тенге эффект падения цен на нефть выглядит еще более негативно: в долларовом эквиваленте компания просела по доходу и прибыли сразу на 45% и 54% соответственно. При этом объемы добычи растут: в прошлом году компания установила новый производственный рекорд, подняв планку до 27,16 млн тонн нефти (+0,5 млн тонн к 2014-му).

Наиболее значимой новостью за отчетный период стало официальное заявление руководства компании в середине 2016 года о планах значительного расширения производственных мощностей: в течение следующих пяти лет планируется довести годовую добычу с Тенгизского месторождения до уровня в 39 млн тонн. Стоимость проекта на сегодня оценивается почти в $37 млрд, причем планируется, что существенная часть суммы будет покрыта собственными средствами компании.

Другим достижением гиганта стала реализация 2,7 млн тонн серы, что позволило полностью очистить открытые серные карты, годами не дававшие покоя экологам страны. Регионами основного спроса на побочный продукт нефтехимического завода, помимо Казахстана, стали Россия, Китай и Украина.

Наконец, стоит отметить, что за последние годы изменился подход к транспортировке тенгизской нефти: если еще в 2013 году 63% в структуре издержек на транспортировку сырой нефти занимали перевозки железной дорогой, то уже к 2015-му эта доля снизилась до 7,5%. Драйвером изменений стал постепенный отказ от экспорта сырья через морской порт Актау, полностью завершившийся к концу прошлого года.

Достижением ТШО стала реализация 2,7 млн тонн серы, что позволило полностью очистить открытые серные карты.

Показав меньшее, чем НК «КазМунайГаз», падение годовой выручки в 2015 году, совместное предприятие BG Group, Eni, Chevron, Lukoil и КМГ, Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В. (КПО) смогло занять вторую строку как отраслевого, так и абсолютного рейтинга NB500 нынешнего года. Выручка предприятия при этом составила 1,1 трлн тенге, упав с прошлого года сразу на 49%. В отличие от «Тенгизшевройла», КПО в 2015-м не стала наращивать объемы добычи для компенсации падения цен на сырье, закрепившись на уровне 10,8 млн тонн нефти в стабилизированном эквиваленте, что на 1,9% ниже показателя 2014 года.

Как и в случае с тенгизским производством, у КПО также есть план дальнейшего расширения мощностей, реализацию которого предполагается начать в 2017 году и закончить к 2022-му, что потребует привлечения инвестиций в размере $12 млрд. При этом в компании постоянно ведется работа по развитию присутствия казахстанского содержания в проекте: так, в начале 2015 года были заключены соглашения о совместной деятельности с несколькими местными компаниями на сумму $118 млн.

Крупнейшая в стране вертикально-интегрированная нефтегазовая компания, национальный гигант АО «НК «КазМунайГаз», за отчетный период спустилась на третью позицию рэнкинга NB500. С учетом реклассификации доходов и расходов KMG International N.V., решение о реализации контрольной доли в которой было принято в конце 2015 года, годовая выручка холдинга в 2015-м выросла на 4% до 1,095 млрд тенге, а чистая прибыль компании за отчетный период увеличилась в 2,5 раза к предыдущему году и составила 495 млрд тенге. Совокупный доход компании достиг 1,6 трлн тенге, что стало возможным благодаря прибыли от курсовой разницы. При этом по итогам года КМГ удалось немного нарастить объемы добычи нефти и газоконденсата до 22,7 млн тонн, а природного и попутного газа – до 7,3 млрд м3, что позволило ей занять 28,6% и 16% соответствующих подсекторов НГК Казахстана. При этом успешно работают и другие активы холдинга:

  • разведанные запасы нефти (и газоконденсата) и природного газа – 801,2 млн тонн, 21% и 486,2 млрд м3, 32% соответственно;
  • транспортировка нефти по нефтепроводам – 61 млн тонн, 65% подсектора;
  • морская транспортировка нефти из порта Актау – 2 млн тонн, 64%;
  • транспортировка газа по газопроводам – 102,8 млрд м3, 94%;
  • переработка нефти и газа – 12,1 млн тонн, 83% и 8,8 млрд м3, 41% соответственно;
  • розничная реализация нефтепродуктов и природного газа – 1,3 млн тонн, 16% и 12,1 млрд м3, 100%.

В течение отчетного периода в жизни компании произошло несколько важных событий. Как упоминалось ранее, в декабре 2015 года стало известно о соглашении по созданию совместного предприятия между НК «КазМунайГаз» и китайской China CEFC Energy Company Limited на базе румынского актива компании KazMunayGas International N.V. (КМГИ), занимающегося нефтепереработкой и реализацией своих продуктов за пределами домашнего рынка. В рамках данного соглашения китайская сторона получила 51% участия в компании. Также в августе 2016 года руководство компании объявило о пересмотре организационной структуры КМГ, которая отныне станет более вовлечена в операционное управление производственными активами, отойдя от модели управления по принципу портфельного инвестора. Наконец, стало известно о планах и первых результатах модернизации казахстанских НПЗ, в рамках которых на предприятиях в Шымкенте и Атырау планируется запуск установок по производству серы, тактовому наливу нефтепродуктов, экстракции бензола и толуола и т.д. И хотя в декабре 2015-го правительству пришлось отложить переход на топливо классов Евро-4 и Евро-5 до 1 января 2018 года по причине неготовности отечественных НПЗ к такой реформе, надежда увидеть массовый переход автолюбителей страны на высококачественный казахстанский бензин в ближайшем будущем уже не кажется такой слабой. NB

Методология исследования
ПОДЕЛИТЬСЯ

Комментарии доступны только участникам клуба NB