Русская версияАнглийская версия

Интервью с Ондржеем Кубиком, председателем правления Home Credit Bank в Казахстане

Каким Вы видите Home Credit через 5, 10 и 20 лет в Казахстане и в мире?

Это напоминает мне моих друзей с Уолл-стрит. Они говорят: «Если вы хотите зарабатывать на жизнь прогнозами, то делайте их как можно больше» (смеется). Потому что очевидно, что речь идет лишь о вариантах. Но мы можем видеть некоторые тенденции. Мы находимся на перекрестке  двух типов развития. Это развитие цифровой сферы, которое происходит очень быстро: и следование этой модели, является, по-прежнему, оправданной.  С другой стороны мы должны учитывать роль человека. И человек является консервативнее первого. Обновление — это только одно поколение. Вы не сможете обновить людей, таким же образом как IOS в вашем iPhone. И мы где-то в середине. Наша стратегия и тот путь который мы избрали — быть банком с человеческим лицом. Мы сделали многое для осуществления этого, поскольку я твердо убежден в необходимости такого шага.  Люди не хотят общаться с машиной, если это касается таких непростых  вопросов, как финансирование их повседневной жизни. В то же время люди хотят пользоваться современными удобствами и  делать простые операции и простые вещи без потери большого количества времени.  Так, если сказать одним предложением, «полностью цифровой банк с человеческим лицом»- такими я вижу перспективы банка Home Credit на ближайшие 5 лет и более.

Хорошо. А как насчет 20 лет? Это очень важный вопрос.

Правда? Посмотрите, где находилась компания «Amazon» 10 лет назад и соответственно 5 лет назад. Я думаю, даже они не знают, сколько было вложено в то, чтобы стать одним из крупнейших онлайн сервисов  в мире. Очевидно, что важным  вопросом является интеграция. Потому что мы соприкасаемся с другими различными бизнесами. Одним из бизнесов, который всегда доминируют над банками, были сделки (транзакции). И теперь мы видим, что эта сфера занята новичками. Таким образом те виды бизнеса, которые охватывали Master Card, Visa и крупные банки, уже не так актуальны.  Тогда у нас остался основной банковский бизнес, который является… тем, что есть на самом деле — сбором депозитов. Так, в настоящее время, люди не чувствуют, существует ли риск их денежным средствам. Инвестициям в частности. Мы обеспечиваем инвестиции без риска для вкладчиков. Мы защищаем от риска вдвойне, потому что мы гарантируем его своим капиталом, и кроме того,  национальные банки и правительства большинства стран в настоящее время законодательно защищают вклады. Это значительно отличается от финансовых рынков, которые используются для финансирования операционной деятельности, например в Великобритании и США, у вас нет такой же гарантии. До сих пор существует несоответствие того, как финансовый сектор выглядит в Великобритании или США по сравнению с Японией или, скажем, Европой.  Как это будет преобразовано? Это очень интересно. Это зависит не только от активности людей, но также и от правовых норм. Потому что эта сущность… Доверие является, пожалуй, самым главным, чем банки дорожат. Имя. Без имени вы ничто. Я имею в виду, если у вас есть капитал под 10%, тогда Вы понимаете из чего состоит Ваш коэффициент. И в таком случае банк согласен.  Раньше существовал раздел между коммерческими и инвестиционными банками. Теперь его больше не существует. Мы видим попытки интегрироваться в некоторые бизнес сферы. Ряд банков пытаются стать ритейлерами. И некоторые ритейлеры пытаются стать банками (смеется). Мы можем заметить некоторую интеграцию банковского дела в телекоммуникационную отрасль. И мы видим, что некоторые ИТ-компании пытаются стать банками. Важно, чтобы как-то различать их: сделки являются чем-то таким, на что, по моему мнению, рано или поздно банки потеряют свою монополию. На самом деле уже потеряли. Но основная суть, которая является фундаментом —  сбором денег, распределением рисков и предоставление финансирования, это то, что является уникальным. И технологии могут помочь сгладить или подорвать процессы существования банков. Я все же думаю, что эта важнейшая функция останется с нами.

Я припоминаю один случай, когда я был студентом университета, читал газету в трамвае, в Праге. И там была какая-то небольшая статья некоего ИТ специалиста, который сказал: «Вы знаете, однажды распространение мобильных телефонов будет настолько широким, что даже жена сможет позвонить мужу, с просьбой купить что-нибудь для ужина в продуктовом магазине.   Это было более 20 лет назад. И это считалось из разряда чисто научной фантастики. Если вы посмотрите, как выглядит экспоненциальная кривая, то вы не увидите прогресса за первые два года. Даже за десятилетия. Но когда экспоненциальная кривая начнет доминировать, то вы увидите огромный рост. И вот, что происходит сейчас. Это сочетание искусственного интеллекта, наличие данных и передача данных. Совместите эти три вещи, и они сделают жизнь действительно интересной.

Я уверен, вы знаете, что существует специальный термин в экономике – на латинском языке – «ceteris paribus», что означает…

При прочих равных условиях… Да, «ceteris paribus» используется в качестве инструмента, чтобы помочь вам  исключить все лишнее и  сосредоточиться на одном конкретном факте. Например, вы можете задать вопрос: «что общего у ceteris paribus со скоростью… чего-либо». Я имею в виду… Это не скорость процесса или насколько велики жесткие диски. Теперь это скорее нахождение бизнес-модели, которая могла бы использовать эти вещи. Потому что так много вещей становятся товарами. А другие вещи становятся бесплатными. Теперь поиск в Интернете бесплатный, вы делитесь своими фотографиями бесплатно, вы слушаете музыку почти всегда бесплатно. Все эти вещи раньше были довольно дорогими. В качестве примера я приведу тех людей, кто покупал энциклопедию «Britannica» 50 лет назад. Сейчас Википедия содержит в 20 раз больше статей. Таким образом, это не столько вопрос технологии, теперь на мой взгляд, речь идет о поиске надлежащей бизнес-модели. И необходимо найти такую бизнес-модель, которая не будет убивать конкуренцию. Потому что сейчас я наблюдаю, что в своем большинстве бизнес-модели являются очень агрессивными. Они приносят прибыль только в том случае, если вы практически устраняете конкурентов и доминируете на рынке. Как только вы сделаете это, вы сможете  зарабатывать свои деньги просто своим присутствием. Поскольку вы делаете продвижение, то это считается бесплатным… Люди платят своим временем. Я только что вернулся из Нью-Йорка. Там огромная конкуренция не только между водителями такси и Uber, но и многих новичков рынка против Uber, а также тех, кто просто думает, что Uber не справляется со своим потоком клиентов. И во многих других отраслях, это так и работает. Получается, мы живем в очень интересное время.

По результатам 2015 года возглавляемый Вами банк показал рост большинства статей — комиссионный и процентные доходы, чистая прибыль, но получил убыток от операций с иностранной валютой — 10,7 млрд тенге. При этом операции с финансовыми инструментами принести 7,75 млрд тенге.  И если вспомнить 2014 год, то оба этих показателя были очень малы — в пределах 300 млн. Девальвация внесла корректировки в процессы?

В нашем случае — это вопросы этики. Это просто способ, как мы финансируем наш бизнес. Это не что-то очень особенное. Вы знаете, что в 2015 или 2016 гг., было трудно получить какую-любую тенговую ликвидность. Другие банки имели доступ к ликвидности через внутренние каналы и не только в тенге. Но мы являемся международной группой, поэтому мы имеем доступ к финансовым рынкам, к ресурсам, при помощи казначейства нашей группы. У нас были выходы, но необходимо было обезопасить себя. Это было непросто, потому что в то время было очень трудно найти какие-либо инструменты хеджирования. В этом причины таких результатов.  На сегодняшний день у нас хорошая клиентская база по депозитам.  Мы являемся банком, который быстро наращивает объем полученных депозитов на рынке. Это показатель доверия нашей  бизнес-модель и веры  в наш бренд и мы очень гордимся этим.

Риторический вопрос — комфортно ли банк себя чувствует при текущей ключевой ставке НБРК? Если попробовать смоделировать ситуацию, когда Нацбанк драматическим образом снижает ставку до 5% или даже 3% и включает станок, что в этом случае, по Вашему мнению, произойдет с банковской отраслью и с Home Credit в частности?

Я думаю, что объективно Казахстан пережил серьезный экономический шок. Фиксированная ставка увеличилась в два раза. Очевидно это отражает жесткую ситуацию на рынках сырьевых товаров и, возможно, неравенство в экономике, которое существовало и ранее. Национальный банк открыто заявил, что пытается следить за уровнем  инфляции на основе таргетирования. И любой, кто имеет здравый смысл, будет сторонником того, что шоковое воздействие на население должно находиться под контролем. Потому что никто не хотел бы видеть 100% увеличение стоимости жизни. Потому что один единственный результат, который мы получим, это — инфляция. Я наблюдал это в Беларуси, и это привело ее в никуда. Так, на мой взгляд, те меры предосторожности, которые стараются предпринять  в Национальном банке, а именно не создавать какой-либо спирали инфляции, являются очень  благоразумными. В настоящее время я не являюсь сторонником низких процентных ставок.

Но в некоторых западных странах придерживаются даже отрицательных ставок.

Это слишком разные понятия с точки зрения  макроэкономики. Если говорить о средней западной стране, то там развита промышленность и большая часть продукции потребляется локально, или идет на экспорт. И после финансового кризиса 2008 года все правительства пытаются найти способ вернуться к росту. На мой взгляд, это бесполезно, потому что они ищут пути роста там,  где его больше нет. Поскольку то, как оценивается рост ВВП, на мой взгляд, потеряло свою актуальность. Как мы уже говорили, есть так много вещей, которые не включены в ВВП. Речь идет не только о тех вещах, которые мы получаем из-за революции в цифровой сфере. Это касается всего того, что называется качеством жизни. Практически каждый человек на земном шаре был бы очень счастлив наслаждаться качеством жизни: зелеными улицами, чистым воздухом, справедливым отношением к гражданам. Все эти элементы не учитываются в ВВП. Но этот тренд развивается. Тем не менее, существует устаревший подход, в соответствии с которым ВВП пытаются увеличить. И для поддержки ВВП, пытаются использовать подобные, зачастую жесткие инструменты монетарной политики. Печатают деньги, которым необходимо находить способ применения в экономике, в противном случае это в итоге приведет к отрицательным процентным ставкам.  Но я не думаю, что это касается Казахстана. Казахстан является страной, чья экономика по-прежнему сильно зависит от цен на сырье. Она имеет свою собственную валюту, применение которой достаточно ограниченно. Поэтому мы не говорим о Еврозоне, мы не говорим о долларе США, т.е. валютах, которые технически используются в качестве резервных. Таким образом, я действительно не вижу прямой  связи между тем, что происходит в Европе, я думаю, что Казахстан осуществляет свою монетарную политику, которая будет способствовать стабилизации страны и предпринимает все усилия, чтобы найти равновесие между ростом и поддержкой экспортных возможностей. И фактически необходимо  становиться все менее и менее зависимым от сырья и одновременно управлять воздействием  на  население и уровень жизни людей.

Сейчас на каждом углу, во всех офисах и на форумах говорят о fintech. Многие банки уже сейчас моделируют стратегии с «бесконтактными» методами общения с клиентами. Что предложит Home Credit Казахстану, что банк предлагает уже сейчас в других частях света?

Мы, в общем то, коснулись этого вопроса уже в первом разделе. Это интересный вопрос, несколько недель назад я был на одной конференции. И разговаривал со многими руководителями банков и они находятся в состоянии некоторого потрясения. Fintech? Что они значат для нас? Скажем так — «Big Data» и другие популярные слова… Я думаю, банковский бизнес жестко регламентируется. И для этого есть причины. Fintech предлагает новые способы того, как мы можем сделать процессы быстрее и удобнее. Но в конце концов всему есть своя цена. И цена денег определяется не технологией, а макроэкономикой. Таким образом, существование fintech как такового не заменит все. Fintech может снизить затраты на проведение сделок (транзакций), fintech или доступ к дополнительной информации могут сделать многие процессы в банковском секторе быстрее и дешевле, начиная с оценки риска, анализа клиентов, нахождения подхода к клиентам. Благодаря этому, услуги могут быть более доступными, дешевыми и более этическими. На мой взгляд, такой бизнес для банковской индустрии создает гораздо больше возможностей, чем угроз. Да, некоторые виды бизнесов и некоторые банки стали монополизированными, превратившись в биржевой товар. И это жизнь. Это о поиске направлений, как нам на самом деле использовать технологии, чтобы лучше обслуживать клиентов, и это единственный способ, чтобы стать успешным в долгосрочном периоде.

Нам известно, что Вы имеете некое отношение к искусству. Что Вас вдохновляет? Находите ли Вы перекрестные соединения бизнеса и искусства? Допустимы ли для Вас понятия — «искусство продается» и «бизнес — это искусство»?

Моя жена — художник, а я интересуюсь классической музыкой. На мой взгляд,  иногда просто необходимо занять мозг чем-то другим, не только цифрами. Хотя на самом деле классическая музыка находится очень близко к математике. Если вы посмотрите на Баха, например, это почти прикладная математика. Не так далеко (смеется). Но предположим, что современное концептуальное искусство иногда является очень далеким от математики. И мне это действительно нравится. Потому что это пробуждает ваше творчество и требует от вас думать не шаблонно. И это очень трудно для мышления людей, а иногда это требует отказа от попытки думать вообще. Потому что большинство людей пытаются найти ответ на вопрос: «В чем смысл?». Но это бессмысленно, это же просто передача эмоции, принимаете вы ее или нет. Может быть, это звучит провокационно для  банкиров, которые пытаются все вычислить, перевести в разряд математики, а сейчас вы просто сидите перед картиной, которая отражает эмоции или чувства художника, выражение чего-либо, без конкретного описания. И речь идет не о том, что вы найдете в ней, но скорее о том, что вы найдете в своей душе.  Это гораздо важнее. И я не думаю, что есть большая граница между искусством и бизнесом. На мой взгляд, чтобы быть успешным в бизнесе, не обязательно всегда быть правым. Мы делаем так много ошибок. Потому что у нас нет совершенной информации. Даже если мы владеем идеальной информацией, иногда мы просто не знаем, что делать с ней. У нас нет правильного алгоритма, как оценить эту информацию. Это означает, что бизнес сам по себе очень всеобъемлющее понятие. И большую часть времени, вы должны принимать решения, на основе несовершенной информации в течение ограниченного времени. Так что это уже искусство. Потому что иногда сложно сказать, почему вы приняли такое решение. Иногда вы вкладываете в него чувства, интуицию. А это  очень близко к чувствам художника.  Потому что когда они пишут картины, во многих моментах что-то им подсказывает их интуиция.  На мой взгляд, чтобы быть успешным бизнесменом, вы должны быть немного художником. Вы должны ощущать, что несет собой деструктивный потенциал,  разрушения, а что будет созидательным.

Это очень интересно, что вы ответили таким образом, потому что 2 года назад я спросил Юкку Максимайнена из McKinsey, кем являются сотрудники McKinsey (консультанты по стратегии): художниками или учеными. Он ответил: «И теми, и другими». Итак, попрошу Вас ответить на тот же вопрос. Кем являются люди из финансового сектора: художниками или учеными? И кем они должны быть для того, чтобы стать хорошими финансовыми экспертами?

Вы знаете, если мыслить категориями «черное и белое», вы не сможете получить правильный ответ просто потому, что каждое учреждение, включая финансовое учреждение – банк, имеет коллективным разум. В нем так много функций, так много людей. Вы не ожидаете от бухгалтера, что он будет артистичным. Вы ожидаете, что все операции будут выполнены им правильно и вовремя. В то же время мы стараемся оказать нашим клиентам такие услуги, которые они считают не только удобными, но и полезными. И иногда это большое искусство, чтобы понять, что на самом деле нравится людям. Вы можете провести сотни фокус-групп и опросить тысячи людей, но иногда я предпочитаю следовать тому, что сказал Генри Форд, «…если бы я спросил людей, чего они хотят, они бы попросили более быструю лошадь…»  И это именно то, что мы сделали, когда создали новый  продукт по вкладам. Я не знаю, пожалуй, ни одного другого банка в мире, который бы совместил депозит и страхование жизни в одном продукте. И мы просто почувствовали, что в этом есть потенциал и это сработает.  Мы обеспечиваем двойную безопасность и это —  произведение искусства, а не часть финансовых расчетов, и она работает очень хорошо. Когда бизнес становится искусством, это и есть высший смысл работы любой хорошей компании. При этом люди могут гордиться результатами своего труда, а компания в целом своими позициями на рынке. И мы медленно, но уверенно двигаемся в этом направлении.

11111Досье:

ОНДРЖЕЙ КУБИК

Председатель Правления

В Группе Хоум Кредит с 2008 года.

Закончил Пражский Университет Экономики со специализацией по финансам и коммерческому праву, а также Академию CFO в Лондоне.

 

2012-2014 гг.

Хоум Кредит Банк Беларусь, Заместитель Председателя Правления, Руководитель Финансового Блока

2010-2012 гг.

Банк Хоум Кредит Казахстан, Член Правления, Руководитель Финансового блока

2008-2010 гг.

Home Credit International, Заместитель Руководителя финансового контроля стран СНГ

2004-2008 гг.

Komerční banka, Чехия, Руководитель Блока планирования и анализа

2002-2003 гг.

Банк Unicredit, Милан. Региональный директор

2001 г.

Wood & Co. Прага, Лондон, Варшава. Финансовый контроль группы

1999 – 2000 гг.

Deloitte & Touche, Прага. Консультант.

Interview with Ondřej Kubik, CEO of Home Credit bank in Kazakhstan

What will Home Credit become in 5, 10 и 20 years in Kazakhstan and in the world?

It reminds me my friends from Wall Street. They say: “If you want to make living on predictions, do many of them” (laughs). Because obviously it’s just variantly. But we can see some trends. We are on the edge of two types of development. There is digital development, which is growing extremely fast following this model, which still seems to be valid.  The other side is a human being. And human being is conservative first. Update is just one generation. As you could not update people like IOS in your iPhone. And we are somewhere in the middle. Our strategy and the way what we want to be is to definitely be a bank with human face. Because I strongly believe, we did a lot of things to support that. People don’t want to speak to machines, if they’re asking complicated questions regarding the financing the life. At the same time people want the convenience of doing the trivial transactions and trivial things without losing any time. So, in one sentence, “fully digital bank with human face” – that’s what I think is Home Credit in 5 years+.

OK! And what about 20 years? It’s a very important question.

Is it? Just look at where the Amazon was 10 years ago and 5 years ago. I think, even they didn’t know they were invested to do one of the biggest parts of the service in the world. Obviously, the big question mark is the integration. Because we are touching different other businesses. One business, which was always dominated by the banks was transactions. And now we can see that this is the area, eroded by newcomers. So, businesses, protected by the Master Card, Visa and big banks are now gone. Then you have the core banking business, which is… One is that you’re actually collecting the deposits. So, actually, people don’t feel, there’s a risk to their money. Then investments. We provide, particularly, risk-free investments for the depositors. It’s a double risk-free, because we guarantee it by our capital, and on top of that most countries’ national banks or governments are now protecting deposits by law. This is quite different if you compare it to the financial markets, which are used to finance operations in, like in the U.K. and U.S., where you don’t have such a guarantee. Still there is quite a discrepancy between how financial sector looks like in the U.K. or U.S. compared to Japan or, let’s say, Europe. How this will be transformed? That’s pretty much interesting. It depends not only on the activity of people, but on the regulation as well. Because this essence… The trust is, perhaps, the most important thing the banks hold. The name. Without name you’re nothing. I mean, if you have capital that was at 10%, you understand, what’s your multiplicator. And then bank is O.K. There used to be the split between the commercial and investment banks. Now it doesn’t exist anymore. We can see some attempts to integrate into some businesses. Some banks are trying to become retailers. And some retailers are trying to become banks (laughs). So, we can see that anything you finance… or anywhere… when a finance service could be sold as a part of proposal, you can be there. So we can see some integration of the banking into the telecom industry. And we see that some IT companies are trying to become banks. It’s important to somehow distinguish: transactions are something, which, in my opinion, sooner or later, the banks will lose their monopoly on. Actually, lost it already. But the essence, which is: collecting money, sharing the risk and providing financing, is something, which is very unique. And technology could help to smooth and erode the processes, but I’m bullish on the banks existence. I still think that this essential function will stay with us.

And I’ll answer your “50 years”. 50 years is a long period from now on. What was 50 years ago?

We spoke about 20 years.

You want 20? Just think about 20 years ago. You don’t just remember. I really remember that moment — I was a university student, reading newspapers in the tram in Prague. And there was some kind of a small article of some IT-guy, who said: “You know, one day mobile phones will be so widespread that even a husband could call his wife, when he’s in the grocery to buy something for the dinner”. It was less than 20 years ago. And that was considered pure science fiction. If you look, how the exponential curve looks like, you don’t see the progress for first couple of years. Even decades. But then the exponential curve just takes over, and you see enormous growth. And that’s what’s happening now. It is combination of the artificial intelligence, data availability and the transfer to data. Putting those three things together makes things really exciting.

I’m sure, you know that there’s a special term in economics – in Latin – “ceteris paribus”, which means…

All things equal…

Yeah, that’s right. And this “ceteris paribus” doesn’t work anymore in nowadays environment, I guess.

Well, “ceteris paribus” is used as a kind of tool to help you just eliminate all other facts and just focus on one specific. For example, you can ask the question “what ceteris paribus has to do with the speed of the… whatever”. I mean… It’s not about speed of the process or how big the hard drives are. Now it’s much more about finding the business model, which could utilize those things. Because lots of things become commodities. Other things become free. Now you search in the internet for free, you share your pictures for free, you listen for music for free, almost. All those things used to be quite expensive. I mean, like those, who bought Encyclopedia Britannica 50 years ago. Now Wikipedia has 20 times more articles. So, it’s not so much about technology, I think, now it’s about to find a proper business model. And to find a proper business model, which will not kill competition. Because what I see now is that the business models, which are prevailing, are very aggressive. Because they could make money only in case that you practically eliminate competitors and dominate the market. And once you do that, you could somehow make money on just presence. Because what you offered, considered to be for free… People are paying by their time. I just returned from New York. There you see a huge competition not only of the taxi drivers against Uber, but of many newcomers against Uber as well, who just think, Uber is overcharging. And in many other industries it works like this. So we are in a very interesting time.

By results of 2015 the bank headed by you has shown growth in the majority of lines — commission and interest income, net income, but received a loss from foreign exchange transactions — 10.7 billion tenge. The operations with financial instruments brought 7.75 billion tenge. And if you remember in 2014, both these indicators were very low — in the range of 300 million, devaluation has made adjustments to the processes?

 Ethics is pure in our case. It’s just the way, how we are financing our business. It’s nothing very special. You know that in 2015 or 2016 it was difficult to get any tenge liquidity. Other banks had access to the liquidity not only in tenge via domestic channels. But we are an international group, so we have access to the financial markets, to the resources, using our group treasury. We had doors, but we somehow needed to sterilize them. It was very difficult, because at that time it was extremely difficult to find any hedging instruments. So that’s the reason, why accounting-wise we posted such type of results. Hopefully, this will not repeat, because we tried to clean our balance sheet. We have very successfully client deposit stories. We are actually one of the fastest growing deposit collectors in the market, which makes us very proud that people believe in our business model and believe in our brand.

Rhetorical question — whether the bank feels comfortable with the current key rate of National Bank of Kazakhstan? If you try to simulate a situation where the National Bank dramatically reduces the rate to 5% or even 3% and includes the machine, in this case, in your opinion, what will happen to the banking industry and with Home Credit in particular?

I think, in case of National bank, generally, Kazakhstan went through huge shock. The fix rate doubled. Obviously, it reflected the brutal situation on the commodity markets and, perhaps, some inequalities in economy, which existed even before. At this moment, I think, the National bank annotated. They said openly that they are trying to follow the inflation-based targeting. And anyone, who has common sense, will support that the shock impact to the population must be managed. Because nobody would like to see that there is a 100-increase in the cost of living. Because one and only result will be, I would say just, only inflation. I saw it in Belarus and it led it to nowhere. So, in my opinion, cautions, what they can do in the National bank, which is trying not to create any inflation spirals, are healthy. So, I do not support low interest rates now.

But in some western states there are even negative fix rates.

But it’s a too different macroeconomic. If you speak about the average western country, those are industrial countries, most products of which are consumed locally, or exported. And after the 2008 financial crisis all governments are trying to find the way how to return to the growth. In my opinion, it’s quite futile, because they’re looking to find the growth, where there is no growth anymore. Because the way how you measure the growth, the GDP, in my opinion, is not relevant anymore. Because, just back to what we said, there are so many things, not included in the GDP. It’s not only about the things we get because of the digital revolution. It’s all about the quality of life. Practically everyone on the globe is very happy to enjoy the quality of life: the green streets, the clean air, the fair treatment of citizens. All this stuff is something, you don’t see in GDP. But it’s evolving. Still there is old-fashioned school, which is trying to boost something, which is called “GDP”. And to support the GDP they’re trying to use those, sometimes brutal, monetary tools. They somehow print money (they don’t print technically) they must use the way to utilize them in the economy and finally the interest rates are negative. But I don’t think, this is the case for Kazakhstan. Kazakhstan is country, economy of which is still very dependent on the price of raw materials. It has its own currency, which is relatively limited. So we don’t speak about the Eurozone, we don’t speak about the U.S. dollar – currencies, which are technically used as reserve currencies. So, I don’t really see any kind of connections between what’s happening in Europe, I think Kazakhstan must follow its own monetary policy, which will help to stabilize the country and somehow find equilibrium between the growth and supporting the export opportunities. And to actually become less and less dependent on the raw materials at the same time with managed impact to the population and to the living standards.

Now on every corner, in all offices and forums people talk about Fintech. Many banks now modulate strategies with «proximity» methods of communication with customers. What prompts Home Credit to Kazakhstan, what the bank offers in other parts of the world?

We, generally, touched it already in the first topic. It’s interesting because I was in some conference a couple of weeks ago. I spoke with many managers from the banks, and they kind of shaking. Fintech… What does it mean for us? Say like… “Big data” and other buzzwords… I think, the banking business is highly regulated. And there’s a reason for that. The Fintech brings the new way how we can make things faster or more convenient. But at the end of the day there’s always a price to pay. And the price of money is not determined by technology, but by macroeconomics. So, the existence of Fintech as such will not change it at all. Fintech could decrease the cost of transactions, Fintech or access to more information could make many processes in banking faster and cheaper, starting from the risk assessment, from analyzing the clients, from approaching to clients. The services could be cheaper because of that, could be more available because of that, they could be more ethical because of that. Because we see that some of the very exciting opportunities are that, to some extent, people could start to make their own virtual bank. This peer-to-peer lending is something, which has very nice ethical and even business dynamic inside. Actually we are expanding things with that, we set up such a company in Czech Republic and it’s very successful. So, I think, for banking industry it’s much more an opportunity, than a threat. Yes, some of our businesses and some of the businesses, some banks are monopolized, became commodities. And that’s life. So that’s about finding the ways, how we actually use technology to serve clients better and this is the one and only way, how to become successful in the long period.

We know that you have a certain attitude towards art. What inspires you? Whether you see cross connections of business and the arts? Whether next concepts are valid for you — «art for sale» and «Business is art»?

My wife is a painter and I like classic music. In my opinion, you need to occupy a brain by something different, than just numbers. Actually classic music is very close to mathematics. If you look at Bach, for example, it’s almost applied mathematics. It’s not so far away (laughs). But let’s say that modern conceptual art is sometimes very far away from mathematics. And I really like it. Because it evokes your creativity and it requires you to be thinking out of the box. And what’s very difficult for thinking people, sometimes it requires you not to think at all. Because most people are trying to find, what’s there, like “tell me the meaning”. But it’s meaningless, just transport of the emotion and if you get it or not. Perhaps, it’s very provoking for bankers, trying to mathematize everything calculate everything and now you’re just sitting in front of the painting, which simply reflects the emotion or feelings of the artist, expression of something, and there’s no specific description. And it’s not about what you find there, buy maybe about what you find inside yourself. It’s much more important. But I don’t think, there’s a big border between the art and business. Because, in my opinion, to be successful in business, most of the time it’s not about being right. We do so many mistakes. Because we don’t have perfect information. Even if we do have perfect information, sometimes we simply don’t know, what to do with it. We don’t have a proper algorithm, how to evaluate this information. Which means, the business is very holistic as well. And most of the time you must make decisions, based on imperfect information within limited amount of time. So it’s art. Because sometimes you can’t say that you made such a decision just because there is a better business case. Sometimes you put feelings into it. Intuition. And now you’re very close to how the artists feel. Because when they do and paint, intuition is something, which leads them in many cases. So I don’t see “black & white”, these things are very much connected. In my opinion, to be successful as a businessman, you must be a little bit of artist. You must have feeling for these destructive things and to have this creativity and impatience sometimes as well. Because if you’re too relaxed, you could be very successful in many areas of your life, but maybe not in business in long term.

It’s very interesting that you answered this way because two years ago I asked Jukka Maksimainen from McKinsey — who McKinseyites (strategy consultants) are: artists or scientists. He was thinking for a long time and then he said: “Both”. So, I will ask almost the same question. Who are people from the financial sector: artists or scientists? And who they should be in order to be good financial professionals?

You know, if you put it “black & white”, you can’t get a proper answer simply because each institution (and finance institution is a bank) is a collective genius. There are so many functions, so many people here. Perhaps, you would expect from the accountant, that he will not be very artistic. You expect that all operations are counted properly, perfectly on time. At the same time, we are trying to touch our customers and our potential customers with the services, which they found not only useful, but helpful as well. And sometimes it’s more art to understand, what people could like. Because you can set up hundreds of focus groups and ask people, but sometimes I like to… as said Ford — If I did what people asked me to do, I would do the faster horse. And that’s exactly what we did, when we set up a new deposit product. I don’t know, perhaps, any other bank in the world, that would combine a deposit and life insurance into one product. And we just had a feeling, that it’s something, that could work. Especially in the country, where people lost their hope and belief in the local currency. We put a double security, and that’s a piece of art, not a piece of financial calculation, and it works very well.

11111Ondřej Kubik

Chief Executive Officer, Home Credit Bank Kazakhstan

Joined Home Credit Group in February 2008.

Ondřej Kubik has over 13 years of experience in financial controlling, performance management and financial consultancy as well as in business intelligence. Prior to joining Home Credit Group, he held various positions in the financial industry, both at commercial banks and investment traders. Over the last six years he has had various strategic roles within Home Credit Group, among them as a business intelligence officer, Deputy Head of Finance and Controlling in the Group’s headquarters, and as Country Chief Financial Officer in Kazakhstan (2010-2012). He has worked in several countries including the Czech Republic, Kazakhstan and Belarus. From 2012 he served as Country Chief Financial Officer in Belarus. In September 2014, Ondrej Kubik returned to Almaty as Chief Executive Officer of Home Credit Kazakhstan.

Mr. Kubik graduated from the University of Economics in Prague with a master’s degree in finance and commercial law and has a diploma from the CFO Academy in London. Mr Kubik has been an ACCA Member since 2002 and a Chartered Financial Analyst since 2006.