Увидев на прилавке продукцию торговой марки Avrora, сразу и не поймешь, что произведена она в Казахстане. Настолько продумана упаковка, по которой, как известно, встречают. С осени прошлого года отечественные потребители стали богаче еще на один казахстанский бренд – именно тогда на рынке косметики и бытовой химии появился новый местный игрок. Мы побывали на производственном комплексе «Аврора» и узнали, как производят шампуни, гели для душа и чистящие средства с лейблом «Сделано в Казахстане».

На казахстанском рынке косметики и бытовой химии доминируют зарубежные производители. Более 90% продукции импортируется – ежегодно эта сумма превышает $400 млн. В 2011 году в «Авроре» было принято решение выйти на этот рынок, запустив новую линию в дополнение к уже имеющемуся производству дезинфицирующих и антисептических средств. Встал вопрос, как производить.

«Мы могли заключить договора с зарубежными производителями, завозить полуфабрикат, тару и здесь уже просто фасовать по бутылкам, – рассказывает генеральный директор ТОО «Производственный комплекс «Аврора» Данияр Алшанбаев. – Но это не было бы производство, удовлетворяющее критериям достаточности переработки. Такую продукцию нельзя назвать произведенной в Казахстане. В итоге было решено сделать ставку на максимальную локализацию производства внутри нашей страны». В 2012 году компания стала участницей госпрограммы ФИИР с проектом модернизации действующего производства, к 2015 году переоснащение было завершено. «Сегодня всю тару и укупорочные средства, а именно различные крышки и колпачки, мы делаем сами. Не производим только распылители, помповые дозаторы, поскольку их надо выпускать миллионами штук – оборудование очень дорогостоящее», – отмечает руководитель предприятия. Общие инвестиции в запуск производства бытовой химии и косметики составили более 1 млрд тенге. Окупиться проект должен в течение пяти лет.

1

В научно-исследовательской лаборатории проверяется качество исходного сырья и готовой продукции. Контроль осуществляется в три этапа. Сначала, когда поступает сырье, химики делают анализы и выносят заключение, подходит оно для использования или нет. По итогам проверки оформляется протокол, а контейнеры с сырьем маркируются определенным цветом – красная этикетка говорит о том, что сырье было забраковано, зеленая – что его можно запускать в производство. Пока поступившая партия сырья не проверена, ее маркируют этикеткой желтого цвета – сырье на карантине.

На этапе изготовления продукции химики еще раз берут анализы и проверяют ход технологического процесса. Только после проверки соответствия нерасфасованной продукции отделом контроля качества выдается разрешение на упаковывание. Готовая продукция проверяется еще раз: анализируются физико-химические показатели, качество упаковки и соответствие маркировки. Если проверка пройдена и товар соответствует нормативным документам, его допускают к реализации. Однако если выявлено, что партия готовой продукции не соответствует установленным требованиям, несоответствие устраняется, если это невозможно – вся партия утилизируется.

Все продукты разрабатываются на предприятии. Химик-технолог создает свои рецептуры, сотрудники научно-исследовательской лаборатории их изучают, тестируют и в случае одобрения отдают в аккредитованные лаборатории – далее следует длительный процесс регистрации в профильных ведомствах. Так, процесс разработки, регистрации и постановки на производство линейки Effect занял три года.

2

При этом разработка средств бытовой химии и косметики велась совместно с голландской компанией ROER Research & Innovative B.V. «Они осуществляли контроль первых партий каждого нашего продукта. Сейчас мы высылаем по одному образцу, чтобы они могли отслеживать стабильность качества продукции», – добавляет Данияр Алшанбаев.

Основная часть сырья поставляется из Германии, отдушки – из Франции, в общей сложности 85% сырья – это Европа, 10% – Россия, 5% – другие страны. «Мы покупаем наше основное сырье там же, где и крупные мировые производители, – продолжает генеральный директор завода. – К сожалению, в Казахстане оно не выпускается, однако мы сотрудничаем с местными производителями при изготовлении моюще-чистящих средств для пищевых производств. В Таразе, например, фосфаты покупаем, в Павлодаре гипохлорит».

Все сырье идентифицируется, однако на заводе вы не увидите химические названия. В компании разработали собственный классификатор, и теперь каждому типу сырья присваивается 6-7-значный код. «Так удается избежать путаницы, поскольку химические названия очень похожи – две буквы поменял, получил другое соединение. А операторы, они ведь не химики», – аргументирует глава предприятия.

Сердце завода – цех по изготовлению жидких форм. Гомогенизатор позволяет добавлять в продукцию масла. «Вода используется очищенная, иначе нормального продукта не получится – у нас установлена очистительная система, – поясняет генеральный директор завода. – При этом цикл очистки воды непрерывный, поэтому если объем производства падал, мы были вынуждены сливать воду. Очищенную, чистую воду! В итоге приняли решение прекратить такое варварство и стали использовать ее в виде питья на заводе. Вода отличного качества. В Европейской фармакопее показатель электропроводности по дистиллированной воде должен быть ниже 5 мкС/см, у нашей воды – от 3 до 4,5».

«Аврора» использует шелкографию – технологию печати изображений прямо на таре. Предварительно бутыли подвергаются двум процедурам: высокотемпературной обработке газом и снятию статического напряжения, – в противном случае краска не будет держаться на поверхности. После нанесения нужной этикетки тара поступает в ультрафиолетовую сушилку для полимеризации краски. Контролер проверяет качество печати до и после сушки. «У нас установлены полуавтоматические машины, но сейчас мы ведем переговоры с поставщиком, хотим взять автоматическую линию, – отмечает Данияр Алшанбаев. – В Казахстане никто не применяет подобную технологию, нам пришлось два года ее осваивать, учиться на собственных ошибках. Да что скрывать, учимся мы до сих пор. Например, в этом помещении жесткие требования к микроклимату, к влажности и температуре. Об этом мы поначалу не знали. Шелкотрафаретная печать в Казахстане используется в основном только при изготовлении сувенирной продукции – изображения наносятся на кружки, ручки, футболки. Хотя, допустим, в Европе, Южной Корее такая печать более распространена, чем стандартные типографские этикетки».

Вся упаковка на «Авроре» изготавливается из полиэтиленовых гранул. «В Казахстане выдувной полиэтилен не производят, поэтому мы его закупаем в России – в Нижнекамске и Казани. Многие игроки на нашем рынке в погоне за удешевлением продукции используют вторичное сырье – собранный с мусорных полигонов, вымытый и дробленый пластик, но мы такую возможность даже не рассматривали – для нас это неприемлемо», – говорит Данияр Алшанбаев.

Упаковка из полиэтилена производится в одну стадию: сырье нагнетается в бункер и с помощью насоса поступает в обработку. Выдувание тары происходит при температуре около 155°C. После того как продукт готов, подается вода, охлаждающая форму до 50°C. Крышки отливаются из другого пластика – полипропилена. «В сутки завод может выпускать более 30 тонн продукции, но производим мы сейчас около 2,5-5 тонн. Все зависит от объема заказов – в будущем будем распределять их по месяцам, но пока у нас недельное планирование», – рассказывает гендиректор производственного комплекса.

В цех упаковывания выходят трубопроводы из поливинилхлорида – химически инертного материала, предназначенного для транспортирования особо чистых жидкостей – по ним с помощью специальных насосов в цех поступает продукция. При проектировании в соответствии с требованиями международных стандартов GMP обеспечили разделение материальных и технологических потоков, потоков персонала.

«Наше оборудование автоматически может дозировать жидкость в тару объемом от 50 мл до двух литров, – подчеркивает Данияр Алшанбаев. – В тару большего объема продукцию фасуем на полуавтоматах. Сейчас у нас действуют три автоматические упаковочные линии (две белорусской сборки и китайская). Одна из них перестраивается — можно использовать около 40 типоразмеров тары, разные варианты укупорочных средств». В этом же цехе наклеиваются этикетки – для определенных дезинфицирующих средств медицинского назначения это необходимость. После того как оператор проверит продукцию на дефекты, она пакуется в коробки и отправляется на склад.

IMG_6679_opt– Кто ваш клиент?

– Мы стараемся успеть везде. Когда проводили маркетинговые исследования, сделали для себя вывод, что надо выходить на рынок в нескольких ценовых сегментах одновременно – было непонятно, какой из них будет больше востребован. Например, сегодня у нас есть серия «Чистая кастрюлька», «Чистые ручки» в среднем сегменте и Effect – в верхнем. По дезинфицирующим средствам и антисептикам мы активно участвуем в госзакупках, бытовая химия и косметические средства продаются в супермаркетах, в торговых точках типа «Хозяюшка». Определенные сложности возникли разве что с крупными ритейлерами – к ним очень сложно попасть. Они привыкли работать с мировыми глобализированными компаниями, у которых маркетинговый бюджет порой в несколько раз превосходит производственный, и которые выкупают полки на годы вперед.

– Какова у вас казахстанская составляющая?

– В себестоимости продукции основную долю составляет сырье. Именно поэтому после перехода к плавающему курсу нацвалюты мы оказались в очень непростой ситуации. В июле сделали заказ сырья с отсрочкой платежа в 60 дней, в августе курс поднялся на 40% и продолжил расти. Пришлось просить увеличить отсрочку, искать заемные средства. Сейчас все более или менее стабилизировалось, но потребительский спрос падает, и этот факт также оказывает негативное влияние. Выигрываем только за счет того, что сами производим тару и крышки – в целом доля казахстанского содержания у нас от 65% до 90%.

– В Казахстане силен стереотип, что все местное обязательно плохого качества.

– Мы уже столкнулись с предвзятым отношением к товарам отечественного производства. Полагаю, что это советские пережитки. Раньше ведь как было: все импортное – качественное, советское – через раз или даже два. Однако я был на многих производствах в СНГ, в той же России, в Узбекистане, поэтому уверен: нам есть чем гордиться. Аналогичных производств мало. На территории Средней Азии у нас и вовсе лучший завод. Но бороться с предубеждениями приходится: мы проводим разъяснительную работу, устраиваем дни открытых дверей. Основной посыл таков: наши продукты не уступают лучшим товарам мировых брендов. Продукция такого уровня в США стоит $4-5 за единицу, мы же продаем свои продукты в 2-3 раза дешевле.

– Сейчас линейка «Авроры» по бытовой химии и косметике представлена только в Алматы. Какие планы по «завоеваниям» вы перед собой ставите?

– Сейчас мы оцениваем рынки Кыргызстана и Узбекистана, до конца года решим, стоит ли налаживать экспорт в этих направлениях. Также в 2016-м планируем открыть свои представительства в Астане, Южно-Казахстанской и Карагандинской областях. При этом дезинфицирующие средства распространяются у нас по всему Казахстану – у компании 14 региональных представительств. Но у данной линейки свои особенности, это B2B-продажи. Больницы ведь как работают? Звонят, мол, завтра нужна тонна продукции – привезите. При этом, естественно, сразу платить не могут. Бюджет выделяется к концу года, тогда и оплатим, примерно так говорят. В итоге получаются сумасшедшие кассовые разрывы, поэтому главная проблема для нас сегодня – это отсрочки платежей. NB