Асылбек Кожахметов: "Это стратегия win-win-win"

– На Евразийском бизнес-форуме в Алматы весной этого года мы слушали Вашу речь на одной из сессий и сделали вывод – у казахстанского образования может быть светлое будущее, если в полной мере использовать предложенный Вами подход. Жаль, что форум вмещал малое число слушателей. Очень хочется поделиться тем, что мы услышали, с читателями NB. Расскажите, какой Вы видите сегодняшнюю систему образования?

– У нас принято ее критиковать, как будто все проблемы в Казахстане сосредоточены именно в этой сфере. Однако образование – лишь часть системы управления государством, общей концепции, общей стратегии. Если правительство сохраняет старые подходы к управлению государством, то и образование не может прыгнуть выше этого уровня. Критиковать, конечно, можно, и есть за что, но каждый критикующий должен понимать, что имеются общие проблемы. У нас министерство образования устроено так же, как и министерство обороны – такие же департаменты, такая же степень закрытости, такие же коммерческие тайны. Хотя, по моему мнению, эти ведомства должны функционировать по-разному. Например, доступность информации. Министерство разбило университеты по трем степеням риска, на совещаниях правительства, в парламенте иногда можно услышать: вот эти вузы попадают в зону риска, а эти нет. На просьбу дать критерии, по которым их так распределили, министерские чиновники отвечают, что это тайна. Но ведь если я буду знать, что нахожусь в рисковой зоне, то постараюсь приложить все усилия, чтобы выйти из нее.

Министерство образования устроено так же, как и министерство обороны – такие же департаменты, такая же степень закрытости, такие же коммерческие тайны.

Если нет открытости, нет и конкуренции. Самый главный инструмент в рыночной экономике – повышение качества образования, которое возможно только в условиях конкуренции. А значит, нужны одинаковые для всех правила игры, которых у нас нет. В Казахстане явно прослеживается патернализм в отношении государственных вузов. Почему-то считается, что их надо поддерживать, даже если они слабые, а частные надо гасить.

Есть и множество других болезней. Вот говорят, что у нас большое количество студентов, слишком много вузов. Откуда такие данные? По моим подсчетам, у нас вузов немного – в расчете на десять тысяч человек населения их меньше, чем в Америке или во Франции. Наша страна на пути становления. Нужно экспериментировать, пробовать разные форматы в образовании. Лет через пятьдесят практика и история покажут, что именно жизнеспособно, эффективно для нашей экономики, для общества в плане культуры. У нас берут за пример Францию, Великобританию, США, хотя это государства со сложившейся экономикой и системой образования. Когда-то в этих странах университетов было на порядок больше, но постепенно, путем конкуренции, самые слабые выбывали из игры. У нас подобные вузы тоже умирают сами по себе. Но мы почему-то этого не учитываем, все время упорно сравнивая помидоры с огурцами.

Для того чтобы была конкуренция, необходимо внедрять систему стратегического управления вузами. Давно уже нужно управлять образованием как бизнесом, но этого подхода у нас пока нет. Возможно, только общее понимание и какие-то наметки. Наши вузы не автономны, хотя от них требуют войти в топ-500, топ-300 и т.п. Для того чтобы вуз двигался быстрее, ему нужно дать свободу. У нас есть стандарты образования, которые надо выполнять, но при этом есть и нормативы министерства, без которых тоже никуда. У западных вузов этого нет. Я часто использую такое сравнение: нам приходится бежать стометровку с гирями на ногах, тогда как другие бегут налегке и в удобных кроссовках. Разве мы сможем кого-то догнать?

Мы держим в два-три раза больше преподавателей, чем нужно университету. Хотя лучше нанять одного высококлассного профессора, чем пять посредственных педагогов.

Например, прямо сегодня требует изменения норматив, существующий с советских времен: на восемь студентов очного отделения должен приходиться один преподаватель. На западе в среднем на одного преподавателя нормой считается 20-30 студентов. А мы держим в два-три раза больше специалистов, чем нужно университету. Хотя лучше нанять одного высококлассного профессора, который бы читал лекции для ста человек, чем пять посредственных педагогов, которые читают для группы из 10 студентов.

Возможно, автономию нужно дать только наиболее сильным университетам. Но у нас
образовательные учреждения делят по другому принципу – государственные и частные. Россия хочет до 2020 года завести пять своих вузов в сто лучших университетов мира. Для этого были выбраны 15 университетов, им дают ежегодное финансирование. И это правильно, ведь на западе финансирование в два раза выше. Без увеличения финансирования нельзя добиться роста качества образования.

В Казахстане существует неправильное отношение к системе образования со стороны общества. Если в советское время считалось, что в нее должны быть вовлечены и государство, и родители, то при переходе к рыночной экономике родители устранились: мы деньги оплатили, остальное – проблема вузов. Но все не так просто. Вуз дает знания, ценности, квалификацию, но в то же время выпускает всего 10% успешных специалистов. Куда делись остальные 90%? Ведь если первые смогли чего-то добиться, значит, дело не в качестве преподавания. Всему виной – отстраненность родителей, отсутствие мотивации, которая могла бы поддерживать учащихся.

Согласно исследованиям, в семьях, где родители
получили высшее образование, IMG_1011_optуровень жизни на 20% всегда выше. Даже если женщина, закончив вуз, никогда не будет работать, а родит пятерых детей, эти дети получат другие цели в жизни, создадут другую страну. Поэтому чем выше уровень образования, тем лучше для общества.

Что касается менеджмента вузов, то у нас считается, что управлять может любой профессор, который добился хороших результатов в исследованиях. Ничего подобного. Я считаю, что прежде чем стать деканом факультета, человек должен пройти трехмесячный курс по менеджменту. То же и при назначении ректора – пусть он пройдет шестимесячные курсы повышения квалификации. Эта система была хорошо налажена в Советском Союзе. Ни один управленец не назначался на высокую должность, если он не прошел высшую партшколу. И хотя она была в большей степени идеологической, навыки менеджмента там давали. Управление – это тоже профессия.

– Можно сравнить систему образования с компанией, которая знает, куда идет, но не знает, по какой дороге. При этом есть группа людей – ректоров, которая заинтересована в развитии своих университетов. Просите ли вы государство усовершенствовать систему, облегчить вам жизнь? Есть ли у вас инструменты?

– Инициатив среди вузов много, разных инициатив, и они иногда пробивают себе дорогу. Вот, допустим, мы выступили с предложением, что нужно развивать не только научно-исследовательские университеты – не всем вузам нужно быть таковыми. Исследовательских нужно только 5-10%. Остальные – преподающие. А сейчас, по мере развития рыночной экономики, появился новый тренд – предпринимательские университеты. Мы решили, что создадим такой вуз. Это не говорит о том, что у нас не будет исследований, но это означает, что исследования не являются главной целью. Мы намерены создать университет, в котором каждый студент, каждый сотрудник или преподаватель – предприниматель. Если взять структуру доходов MIT1, то здесь до 30% финансирования поступает от предприятий, которые работают на него и были созданы 20, 30, а то и 40 лет назад. То есть эти деньги университет заработал сам.

По мере развития рыночной экономики, появился новый тренд – предпринимательские университеты. Мы решили, что создадим такой вуз.

К тому же если каждый студент – предприниматель, то после окончания вуза его не надо трудоустраивать, у него уже есть свой бизнес. Допустим, маленькое предприятие на 10 человек. Он нашел свою нишу, работает на благо города. Плюс студенты – дружное сообщество. Двух, трех, четырех человек со своего курса или с любого другого он наверняка захочет взять в свою команду. Вот вам, пожалуйста, решение проблемы трудоустройства. Сейчас мы при поддержке профильного министерства организовали рабочую группу предпринимательского образования. Будем внедрять его в Казахстане.

Кроме того, необходимо развивать специальности, которые будут востребованы в будущем. Одна из таковых – менеджер по управлению знаниями. У себя мы запустили проект по управлению знаниями, сейчас изучаем мировой опыт. Но наша цель не копировать, а создавать собственные компетенции, проявлять креативность для казахстанской экономики. Если взять в пример Италию или Норвегию, мы увидим, что они готовят специалистов для развитой экономики. А у нас экономика развивающаяся, у нас еще не настало время для таких специальностей, зато необходимы другие. Вот мы и берем на себя функцию готовить таких специалистов.

– На форуме Вы произнесли эпическое «win–win–win», когда пользу и выгоду от гипотетического проекта получают не только партнеры, но и общество, что толкает любое начинание к успеху. По Вашему мнению, в каких секторах экономики Казахстан нуждается в таком подходе больше всего?

– Подход «win–win–win» – глобальный. Это подход, который мы реализуем в структурных изменениях. Мы считаем, что университет – не просто вуз, который дает знания. Сначала мы должны помочь студенту сформироваться как гражданину страны, привить ценности, которые будут отличать его от выпускников других университетов. На протяжении первых 1,5 лет обучения у нас преобладает ценностный подход. Часто говорят, что в нашем вузе учится «золотая молодежь», ребята из благополучных семей, с хорошим достатком. Так и есть, и они меньше других знают жизнь. Именно поэтому мы уже сейчас вводим у себя новую дисциплину service learning, что в переводе означает «служение обществу». Вводится такой специальный предмет – каждый студент должен его пройти, получить зачет. При этом он не сидит на лекциях – он посещает детские дома, участвует в экологических акциях. В университетах обычно предпочитают нагружать голову, а нужно начинать с сердца. Мы уверены, что наши выпускники будут не только успешными и богатыми, но и сочувствующими. На программах МВА мы также делаем акцент на корпоративную социальную ответственность.

Если вы с кем-то заключаете договор, то всегда должны помнить, что кроме вас есть еще третья сторона– общество, государство. И о нем тоже надо думать.

Это как раз в формате «win–win–win». Если вы с кем-то заключаете договор, то всегда должны помнить, что кроме вас есть еще третья сторона – общество, государство. И о нем тоже надо думать. Если вы с партнером в выигрыше, подумайте о том, что ваша сделка принесет экологии, нравственным устоям, образованию. И такой подход может быть применим в любой сфере. Например, часто говорят, что у нас общество взяточников. Двое думают о взаимной выгоде, а в итоге подкашивают доверие к государству, общественным ценностям, справедливости. Или возьмем юристов. Закон и справедливость должны совпадать. У нас пока есть только закон, а справедливости гораздо меньше, поэтому и случаются ситуации, когда юристы ссылаются на то, что все по закону, даже если люди остались без квартир, на улице. Те, кто принимает законы, должны думать о третьих. Конечно, это понятие эмоциональное, гибкое, но тем не менее, оно есть, и о нем нельзя забывать.

Принимая законы, работая по законам, нужно думать о справедливости. И задача университета – привить такое убеждение студенту. Потом он его разовьет сам. Ведь при полной свободе действий человек становится варваром. А когда есть воспитание, идеология, он становится лучше. И я хотел бы, чтобы мы подвигали человека становиться лучше. Это роль образования, но она должна разделяться бизнесом, потому что каждый бизнесмен на своем предприятии – воспитатель, идеолог, лидер в маленькой ячейке общества, которая помогает двигаться всем в одном направлении.

– К встрече с кем и чем вы готовите своих подопечных?

– Мы, конечно же, видим своих студентов в будущем очень успешными, причем не обязательно в той профессии, по которой их готовили. Наш студент должен понимать, что такое успех, счастье – в таком случае он психологически устойчив, видит мир во всем его многообразии, а не только через призму той деятельности, которой обучался. Не получается работать по профессии – подумай, может ты предприниматель? Если не предприниматель – подумай, может преподаватель? Человек должен себя искать. Мы не убеждаем наших студентов в том, что надо хвататься за первую предложенную после окончания вуза работу и радоваться такому трудоустройству. Мы хотим, чтобы он нашел то, что ему по душе. У каждого есть способности, их нужно только определить, понять и использовать. Человеческие, личностные качества, на которые мы делаем отдельный акцент, помогут нашим выпускникам закрепиться и продвинуться. Одна из наших ценностей – проактивность, и мы пытаемся ее привить студентам. Проактивность – это готовность к тем событиям, которые еще не произошли. Если вы подготовили для своей жизни два сценария, а не один – вы уже более защищенный человек.

Мы не можем знать, что будет через десять лет – мир меняется с колоссальной скоростью. Через двадцать лет нужны будут новые профессии, которых сегодня нет. Разве в 1990-х кто-то мог подумать, что будут востребованы веб-дизайнеры или специалисты по онлайн-продажам? Этим профессиям не учили. Поэтому лучше растить человека с открытым умом, с открытой позицией, который готов учиться, учиться постоянно.

Мы не конкурируем с какими-то бизнес-образовательными учреждениями конкретно и при этом конкурируем со всеми, работая в общем поле. Мы занимаемся менеджментом. Менеджмент может управлять бизнесом, государством, некоммерческими организациями. Сейчас, например, мы открываем магистерскую программу «Управление неправительственными организациями». Ведь есть люди, которые расположены к работе на общество, видят в этом большой смысл, а профессии «менеджмент в НПО» как таковой не было.

Мы готовим людей к новым трендам, к изменениям жизни в Казахстане и за рубежом. С прошлого года ввели обязательный выездной модуль за рубеж для всех студентов. Для чего? Один семестр за рубежом может стоить двух-трех лет обучения в Казахстане. Вы видите совершенно другую страну, систему образования, логистику – все устроено по-другому. Резко повышается уровень понимания, куда движется мир. Студенты начинают задумываться о том, почему те или иные страны нас обгоняют, к чему надо готовиться. Мы человеку даем новый кругозор. Готовим для работы и в Казахстане, и за рубежом. То есть готовим к конкуренции глобальной.

Поставили задачу к 2020 году войти в число 200 лучших бизнес-университетов мира и в тройку лучших бизнес-университетов Евразийского экономического союза. Уже сейчас мы видим, как открытие границ в ЕАЭС сказывается на казахстанской системе образования – наши вузы вовсю конкурируют с российскими за отечественных студентов. Недалек тот час, когда к нам придут российские университеты. Ректоры некоторых вузов взмолились, стенают, обращаются в министерство. Что тут сказать? Работать надо, развиваться. NB

1 Массачусетский технологический институт.