Несмотря на большое значение крупных компаний для экономики, их редко воспринимают как отдельную весовую категорию бизнеса, ограничиваясь лишь отраслевыми различиями, и почти не рассматриваются общие для них черты и особенности. Между тем сама тематика крупного предпринимательства представляется крайне интересной для изучения и обсуждения.

Большие компании – большие числа

В структуре ВВП Казахстана доля крупных компаний превышает 40%, а в среднем за 2005-2013 годы – 43%, причем значительная часть в этом «пироге» принадлежит нерезидентам – иностранным компаниям. Сравнительный анализ данных по рэнкингу NB500 позволяет выявить некоторые характеристики крупного предпринимательства, выглядящие следующим образом.

В структуре ВВП Казахстана доля крупных компаний превышает 40%. Значительная часть в этом «пироге» принадлежит нерезидентам.

Во-первых, 73 позиции рэнкинга (или 14,6% от их общего числа) представляют собой бизнес-группы, состоящие из горизонтально интегрированных компаний. Общее же количество таких компаний более 600. Большинство бизнес-групп – диверсифицированные холдинги или национальные компании.

Во-вторых, 146 компаний (29%) относятся к отраслям промышленности. В том числе 65 (13%) – к обрабатывающей, 48 (10%) – к горнодобывающей, 31 (6%) – к электроснабжению, подаче газа и пара. Среди предприятий обрабатывающей промышленности большая часть специализируется на производстве строительных материалов и переработке сельхозпродукции.

В-третьих, более 220 позиций рэнкинга (44%) представляют сферу услуг в самом широком понимании: торговля, образование, финансовые и нефтесервисные услуги, транспорт.

В-четвертых, не менее 100 организаций (20%) имеют прямое отношение к нефтегазовому сектору, в том числе 38 специализируются на добыче нефти и газа, 62 оказывают сервисные услуги. С учетом предприятий ГМК численность крупных компаний горнодобывающей промышленности достигает 137. Большая часть компаний, специализирующихся на добыче и первичной переработке природных ресурсов, представляет собой вертикально интегрированные бизнес-группы.

Инь и янь крупного бизнеса

Общеизвестно, что у крупной компании имеется ряд преимуществ перед МСБ, таких как экономия масштаба, возможность иметь зарубежные источники фондирования. Крупное предпринимательство обеспечивает занятость большей части наемных работников в частном секторе. Благодаря ему экономика интегрирована в международные производственные связи, осуществляется экспорт, генерируются валютные доходы, привлекаются прямые иностранные инвестиции. Крупное предпринимательство обнаруживает достаточно много общественно-полезных свойств, поэтому неудивительно, что у государства периодически возникает желание создавать и развивать его.

Но в то же время крупный бизнес создает угрозу справедливой конкуренции. Наиболее существенный риск заключается в его предрасположенности к трансформации в монополию или олигополию. Также крупный бизнес оказывает существенное влияние на власть, в частности, для получения преференциальных преимуществ в доступе к экономическим, финансовым, административным и политическим ресурсам. Государство предоставляет отдельным крупным игрокам селективные преференции – скидки на тарифы, эксклюзивные условия ведения бизнеса и т.п. Такая поддержка в лучшем случае позволяет решать краткосрочные задачи, однако распространенными ее последствиями становятся коррупция, неравный доступ к возможностям, ухудшение условий конкуренции.

Таким образом, крупные компании, с одной стороны, благоприятствуют росту экономики, с другой – способны ухудшать условия для развития других участников рынка. В этой связи важным становится то, как государство выстраивает отношения с крупным бизнесом. Поставлен ли он в равное положение с субъектами среднего предпринимательства в плане доступа к государственным и иным общественным ресурсам? Чрезвычайно опасны закрытые от посторонних глаз, непрозрачные связи между государством и крупными компаниями. Казахстанские реалии свидетельствуют о том, что многие из них имеют олигархическую природу, существуют тесные неформальные отношения между собственниками или топ-менеджерами компаний и официальными лицами.

Тот ли бизнес называется крупным?

Относительно статистического подхода к определению крупного предпринимательства можно отметить, что применение в качестве основного критерия такого параметра, как «численность работников», иногда является некорректным. Так, например, некоторые автоматизированные и роботизированные предприятия с численностью производственного персонала до ста человек сегодня могут производить больше продукции, чем иные крупные компании.

В этой связи существенное значение приобретает то, какую долю в общем объеме выпуска отрасли дает конкретная компания, какова степень ее влияния на отраслевое развитие. В региональном аспекте более приемлем такой критерий, как доля компании в обеспечении занятости населения, в том числе в результате мультипликативного эффекта – вовлечения в орбиту своей деятельности субъектов МСБ. Если же рассматривать крупного игрока в масштабе национальной экономики, то интерес представляет его влияние на платежный баланс и другие макропоказатели.

Таким образом, необходимо сформулировать определение и критерии крупной компании, раскрывающие ее характеристики, по крайней мере, в трех аспектах:

  • отраслевом, как долю компании в совокупном объеме выпуска или индексе физического объема (ИФО) отрасли;
  • региональном, как занятость населения и мультипликативный эффект на малый и средний бизнес региона;
  • общеэкономическом, как влияние на торговый баланс или ВВП.

Эти критерии могут служить базовыми в вопросе определения компании как субъекта крупного предпринимательства.

Утилитарная сущность данных критериев также может выступать в целях обоснования предоставления селективных мер поддержки. Кроме того, на компанию должны возлагаться конкретные ограничения или обязательства, так как в зависимости от отраслевой принадлежности и специализации она способна оказывать специфическое влияние на развитие отрасли, региона и экономики в целом. Следовательно, значения критериев могут различаться в разрезе отраслей и видов экономической деятельности, например, по ОКЭД. Критерии при этом целесообразно закреплять нормативно-правовыми актами.

Старые плюсы, новые многоточия

В совокупном объеме выпуска товаров безраздельно доминирует крупное предпринимательство. Можно выделить три основные причины такого дисбаланса.

Первая причина – сохранение крупных промышленных предприятий советской эпохи как звеньев технологической цепочки «казахстанское сырье – российская переработка». В основе аргументов о необходимости создания ЕАЭС с участием трех основных стран лежит желание сохранения прежних связей в качестве рынков сбыта. Такая логика до сих пор превалирует в политической риторике вопреки очевидному ослаблению экономических связей: в структуре экспорта Казахстана доля России стабильно сокращается на фоне роста доли третьих стран, прежде всего Китая.

В игре по перераспределению прав на недропользование наибольших успехов достигают крупные компании, имеющие могущественных «защитников» за рубежом и влиятельных покровителей внутри страны.

Вторая причина – большая природная рента, которая является привлекательным стимулом для иностранных прямых инвестиций. Природная рента возникает в случае превышения рыночной стоимости (котировки) конкретного минерального сырья над затратами на его добычу. В случае с нефтью и газом такая разница была особенно велика на протяжении большей части 2007-2014 годов. На рынке твердых полезных ископаемых природная рента существенно меньше, в том числе в результате роста затрат на добычу и первичную переработку по мере снижения содержания полезных компонент в рудной массе. Поэтому недропользователи, будь то частные или государственные компании, имеющие связи с политическими функционерами или влиятельными лицами, подвергаются искушению использовать эти связи, для того чтобы увеличить долю присваиваемой природной ренты. В этой игре по перераспределению прав на недропользование наибольших успехов достигают крупные компании, имеющие могущественных «защитников» за рубежом и влиятельных покровителей в Казахстане.

Третья причина – недостатки существующей экономической модели и связанной с ней системы экономических политик государства. Правительство Казахстана оказалось неспособным реализовать свою самую амбициозную программу индустриализации страны, не достигнув основных целей – диверсификации и реструктуризации промышленности. Большая часть мер свелась к отслеживанию инерционного роста горнодобывающей промышленности и к ставке на освоение новых месторождений, в том числе Кашагана.

Риски для всех

Деятельность крупных компаний генерирует разнообразные и разнонаправленные риски. Одним из наиболее значимых является снижение адаптивности экономики к изменившимся или меняющимся условиям. Ниже рассматриваются риски в ракурсе влияния на адаптивность экономики.

Риск первый – локализация центров принятия экономических решений за пределами Казахстана. Это одно из последствий приватизации крупнейших промышленных предприятий, проявляющееся в том, что стратегические позиции в системе управления находятся в руках нерезидентов. Принятие хозяйственных решений, таким образом, осуществляется в штаб-квартирах, расположенных за пределами нашей страны. Так, подавляющее большинство крупнейших компаний горнодобывающей промышленности и металлургии, создающих в совокупности почти 16% ВВП, являются подразделениями ТНК – либо находятся в долгосрочной концессии у нерезидентов, либо контрольный пакет акций принадлежит гражданам других стран. Поскольку экономические интересы топ-менеджеров и собственников этих компаний могут не совпадать с долгосрочными целями Казахстана, их решения способны оказывать негативное влияние на структуру промышленности.

Риск второй – это переход контроля над ресурсами (нефть, газ, уголь, руды черных и цветных металлов) от государства к субъектам крупного бизнеса. Контроль над ресурсами ограничивает возможности субъектов среднего бизнеса вести экономическую деятельность в сфере добычи и переработки. Иностранные крупные компании оттягивают на себя рыночные ресурсы, не особо проникаясь проблемами местной экономики, выстраивают самостоятельную стратегию безотносительно к задачам и приоритетам государства. Есть особенность и в поведении национальных компаний, которые, являясь по сути монополиями, соответственно, более информированы и обладают значительной рыночной властью.

Риск третий – это повышение барьеров для вхождения на рынок субъектов малого и среднего бизнеса. Он обусловлен контролем со стороны крупных компаний над доступом к ограниченным ключевым ресурсам. Крупный бизнес, благодаря высокой доходности, отвлекает на себя значительные объемы ресурсов экономики и, соответственно, сокращает доступ для развития МСБ, прежде всего в сфере материального производства. Возникает благоприятная почва для создания монополии или олигополии. Даже контролируемые государством естественные монополии создают проблемы для предпринимательства, в частности, оголяя и без того скудную базу трудовых ресурсов, особенно это относится к категории высококлассных специалистов.

Риск четвертый – возникновение монополий и олигополий. Естественные монополии в сфере инфраструктуры (транспорт, связь, производство и транспортировка электроэнергии, газа и тепла) занимают практически весь рынок. Это означает, что огромные сегменты экономики отлучены от рынка, живут за счет благосклонности государства, получают доходы только благодаря калькуляции себестоимости и нормы прибыли. Это сужает численность участников рынка.

Есть предложения

Отношение государства как ко всему крупному предпринимательству, так и к отдельным частным компаниям должно базироваться на принципе нейтралитета, или равноудаленности. Это означает, что субъекты должны рассчитывать на собственные силы – ресурсы, активы, связи, не надеясь на государственные селективные меры поддержки. Крупные национальные компании находятся в особом правовом режиме, но и они ведут свою деятельность, опираясь на общий для всех нормативный порядок и прозрачные отношения с государством.

Отношение государства как ко всему крупному предпринимательству, так и к отдельным частным компаниям должно базироваться на принципе нейтралитета, или равноудаленности.

Принцип нейтралитета и прозрачности дисциплинирует частную крупную компанию, поскольку в соответствии со своей стратегией или инвестиционным проектом она должна самостоятельно развиваться: модернизироваться, диверсифицироваться, специализироваться и изменять масштабы производства. Но у государства есть свои цели развития общества, отраслевые приоритеты и иные ориентиры, в достижение которых прямо или косвенно вовлечено крупное предпринимательство. Поэтому государство может комбинировать широкий спектр методов: создавать общие благоприятные условия, использовать общедоступные меры стимулирования и селективные меры поддержки. Их суть заключается в том, чтобы не допустить ущемления крупными компаниями прав и возможностей субъектов МСБ, поддерживать справедливую конкуренцию за экономические факторы.

Небольшое количество компаний, попадающих в сферу государственных приоритетов, обусловливает целесообразность индивидуального подхода при госрегулировании их развития. Известно, что селективные меры более результативны, если применяются с учетом особенностей компании. Можно обоснованно предположить, что лучшим институтом, обеспечивающим высокую точность селективных мер и результативность индивидуального подхода, является социальное партнерство, разумеется, в современных форматах. В Казахстане институт социального партнерства актуализируется в связи с нарастанием экономического кризиса, затрагивающего практически все сферы экономической деятельности.

Даже если частная крупная компания «отлучается» от государственной поддержки, то ее «дочерние» предприятия могут рассчитывать на это. Принцип равного доступа к возможностям, предоставляемым государством в рамках специальных программ, оставляет открытыми двери для малых и средних компаний, входящих в состав крупной. В масштабах региона развитие этих «дочек» может сыграть существенную роль, например, в повышении занятости населения. Конечно, при этом должны быть определены критерии и прописаны строгие правила, открывающие им доступ к перераспределяемым государством ресурсам, селективным льготам и преференциям.
В частности, целесообразно ввести такой критерий, как пороговое значение доли «материнской» компании в активах «дочерней». Это будет стимулировать прозрачность и диверсификацию собственности.

Надо более полно использовать нормы действующего законодательства, а также международных инициатив и организаций в целях обеспечения прозрачности деятельности крупных компаний с иностранным участием. Казахстан принял на себя обязательства по реализации комплекса мер, необходимых для получения статуса последователя «инициативы прозрачности добывающих отраслей».

Стратегическим приоритетом развития крупного предпринимательства может быть стимулирование создания вертикально и горизонтально интегрированных компаний путем слияния или поглощения более мелких. Для отдельных отраслей и при определенных условиях предпочтительны крупные вертикально интегрированные структуры. Например, у них может быть более высокой способность генерировать или внедрять инновации, модернизироваться. Горизонтальная и вертикальная интеграция может оказаться экономически целесообразной для адаптивности компании.

Однако реструктуризация в виде увеличения масштабов производства может привести к возникновению олигополии. Поэтому одним из требований законодательства должно быть ограничение масштабов вертикальной интеграции, которая приводит к возникновению и усилению рыночной власти отдельных игроков.

Казахстану необходима специализированная на макротехнологии национальная компания и развитие связанной с ней сетевой структуры.

Существуют две взаимосвязанные стратегические задачи, решение которых крайне важно для казахстанского правительства. Первая из них – это создание специализированной на макротехнологии национальной компании (СМНК) и развитие связанной с ней сетевой структуры. Вторая задача – обеспечение интеграции СМНК в международные производственные системы. Такая компания сможет стимулировать развитие смежных наукоемких производств, генерировать спрос на высококвалифицированных специалистов, на продукцию более высокого передела, тем самым формируя специфический рынок. СМНК откроет перед субъектами малого и среднего бизнеса возможности проектировать и создавать новые виды продуктов, сформирует поток инноваций. Развитие же международной кооперации повышает эффект от специализации компании. NB

Комментарии доступны только участникам клуба NB